КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Аркадий Хасин: Воспоминания о Нюрнбергском процессе




Недавно мне довелось побывать в Нюрнберге, в гостях у друзей. Но, выйдя из вокзала, я первым делом пошел к расположенному неподалеку от вокзала мрачному зданию Нюрнбергского земельного суда, где с ноября 1945-го года по октябрь 1946-го заседал Международный трибунал, судивший главных немецких военных преступников.
Здание это было мне хорошо знакомо по кадрам кинохроники, которые я много раз видел в Одессе, в первые, послевоенные годы. Телевизоров тогда не было, и народ осаждал кинотеатры. Очереди у касс были огромные. Уже купив билет, вы вырывались из такой очереди измятые, с оборванными на пальто пуговицами, но фильмы того стоили!

Это были трофейные ленты, захваченные советскими войсками на территории поверженной фашистской Германии, и названия этих фильмов я помню до сих пор. «Индийская гробница», «Королевские пираты», «Тарзан», «Девушка моей мечты», «Дитя Дуная», «Сестра его дворецкого».

Но главное, перед началом каждого киносеанса показывали репортажи с Нюрнбергского процесса. Они назывались «Суд народов». Фашистских главарей судили судьи из СССР, США, Англии и Франции.
А снимала эти репортажи в зале трибунала группа советских кинооператоров, руководимая Романом Карменом, известным кинопублицистом, лауреатом Сталинских премий, уроженцем Одессы, в чью честь названа одна из одесских улиц, а в годы существования Черноморского пароходства был назван и сухогрузный теплоход.
Мне посчастливилось познакомиться с этим выдающимся мастером документального кино. Было это в 1961-ом году, в Гаване. Я плавал тогда 3-м механиком на танкере «Херсон».

Мы привезли на Кубу десять тысяч тонн дизельного топлива, и выгружались в столице «Острова Свободы», как называли тогда Кубу, восставшую под руководством Фиделя Кастро против американского империализма, советские газеты.

В Гаване к нам на борт неожиданно поднялся Роман Кармен. Он снимал документальный фильм о Кубе «Пылающий остров», и увидев в порту танкер, на корме которого был порт приписки «Одесса», решил, по его словам, забежать к землякам.
Пробыл он у нас недолго. На причале его ждала машина с кубинским шофером, который нетерпеливо посматривал на часы. Но так как знаменитый кинодокументалист забежал к нам во время обеда, капитан пригласил его на «настоящий украинский борщ», и Роман Лазаревич, улыбнувшись,  сказал:
–Согласен!

В кают-компании, за обеденным столом, он сидел напротив меня, И мне не верилось, что этот седоватый, элегантный человек, с аппетитом евший наш судовой борщ, тот самый знаменитый Роман Кармен, чьи кинорепортажи из осажденного фашистским генералом Франко Мадрида, во время гражданской войны в Испании в 1937-ом году, я смотрел с отцом на Дерибасовской в кинотеатре «Хроника», когда мне было 7 лет!

Не верилось, что это тот самый Роман Кармен, прошедший со своей кинокамерой всю Великую Отечественную войну, снимавший в декабрьских снегах 1941-го разгром немцев под Москвой, Сталинградскую битву, пленение гитлеровского фельдмаршала Паулюса, сражение на Курской дуге, штурм Берлина, подписание гитлеровским верховным командованием в присутствии представителей стран – победительниц СССР, США, Англии и Франции акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, и с первого до последнего дня снимавший в зале Нюрнбергского трибунала «Суд народов»!

Поблагодарив капитана за обед и извинившись, что за неимением времени не может встретиться с экипажем и рассказать о работе над фильмом «Пылающий остров», наш гость сбежал на причал, помахал рукой собравшимся у борта морякам и уехал.
И вот я стою у здания, где Роман Лазаревич Кармен снимал со своей бригадой кинооператоров сидящих на скамье подсудимых главных немецких военных преступников.

Только тогда, когда шел процесс, у входа в здание стояли на часах советские и американские солдаты. А на скамье подсудимых сидели: основатель гестапо и шеф военно-воздушных сил фашистской Германии рейхсмаршал Герман Геринг, заместитель Гитлера по нацистской партии Рудольф Гесс, начальник штаба верховного главнокомандования фашистского Вермахта, подписавший акт о безоговорочной капитуляции Германии, генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, министр иностранных дел фашистской Германии фон Риббентроп, глава Имперского ведомства безопасности Кальтенбрунер, рейхскомиссар Нидерландов и организатор депортации голландских евреев в лагеря смерти Зейс-Инкварт, начальник штаба оперативного руководства Вермахта Йодль, главный идеолог нацизма, рейхскомиссар оккупированных территорий Советского Союза  Розенберг и другие гитлеровские головорезы.
Всего 21 человек. За исключением Гитлера, Геббельса и Гиммлера. Эти предусмотрительно покончили жизнь самоубийством.
А Геббельс, прежде чем умереть самому, умертвил свою жену и шестерых детей.

Позже, выслушав вынесенный ему Нюрнбергским Международным трибуналом смертный приговор, совершил самоубийство и Герман Геринг. Накануне казни, несмотря на строжайшую охрану подсудимых, кто-то все же передал в камеру Герингу капсулу с цианистым калием. И Геринга не пришлось тащить на виселицу, как остальных приговоренных к повешению.
Вешали их тоже здесь, во дворе этого здания. Вешал американский сержант. И казнь этих гитлеровских изуверов тоже видели в кинотеатрах миллионы зрителей.

Трупы повешенных, включая и труп Германа Геринга, были кремированы и пепел развеяли с самолета над долиной реки Изар.     
Но пока шел Нюрнбергский процесс, помню, как на одесских улицах с раннего утра выстраивались у газетных киосков огромные очереди. После долгих лет фашистского кошмара люди жаждали узнать, какой приговор вынесет трибунал главным нацистским преступникам.
То, что происходило на процессе, можно было узнать не только из кинорепортажей, снимаемых советскими кинооператорами в зале суда. Об этом ежедневно сообщали и газеты, в которых публиковались гневные статьи самых известных в то время писателей и журналистов, аккредитованных на Нюрнбергском процессе.

 От газеты «Правда» процесс освещал Борис Полевой, от «Известий» Илья Эренбург, от «Красной Звезды» Василий Гроссман.
А рядом с этими статьями были злые карикатуры на подсудимых фашистских главарей. Их рисовали прямо с натуры сидящие в ложе прессы известные советские художники-карикатуристы: Борис Ефимов и Кукрыниксы.
Я даже помню обложку самого популярного в то время сатирического журнала «Крокодил» под Новый 1946-го год с карикатурой Бориса Ефимова. На ней были изображены большие часы с цифрой «12» обвитые, веревочной петлей, на которую с ужасом смотрели фашистские палачи.

Международный трибунал предъявил обвиняемым следующие обвинения:
1. Тайный заговор против народов мира с нарушением международных договоров.
2. Планирование и развязывание агрессивных войн.
3. Нарушение правил и обычаев ведение войны ( жестокое обращение с военнопленными и заложниками, массовое их уничтожение, бомбардировка мирных городов и уничтожение мирных жителей и т.д.)
4. Преступления против человечества (порабощение и ограбление целых народов, истребление этнических групп, прежде всего евреев и цыган, угон гражданского населения в рабство и т.д.).

Выслушав эти обвинения, ни один из обвиняемых не признал себя виновным, ссылаясь на долг повиновения приказам свыше и о неосведомленностью о целях, характере и масштабах проводимого в оккупированных странах террора.   
И здесь мне хочется привести выдержку из книги Романа Кармена «Но пассаран!», в которой он описывает свою работу на Нюрнбергском процессе, и как под давлением неопровержимых фактов и показаний свидетелей рассыпались защитительные речи адвокатов гитлеровских палачей.

Вот что писал Роман Кармен:
«Зал был полон, когда советское обвинение предъявило трибуналу план вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз под названием «План Барбаросса». Этот дьявольский план был разработан Генеральным штабом германского Вермахта и утвержден Гитлером 18 декабря 1940-го года. В разработке этого зловещего плана принимал участие плененный в Сталинграде командующий гитлеровской 6-й армией фельдмаршал Паулюс, который задолго до начала войны проехал вдоль всей границы Советского Союза, чтобы как можно лучше спланировать внезапное нападение на СССР.
Генеральный прокурор СССР Руденко предъявил суду письменные показания Паулюса. Защита Геринга выступила против этих показаний. Его адвокат заявил: «Нам не внушает доверие этот документ. Мы хотели бы здесь, в зале суда, выслушать Паулюса, если, разумеется, взятый в плен, он не был расстрелян».

Председательствующий английский судья Лоуренс, опустив на кончик носа очки, спросил Руденко: «Господин прокурор, как вы полагаете, сколько времени понадобилось бы для доставки в зал трибунала фельдмаршала Паулюса?». Руденко ответил: «Несколько минут».

Появление Паулюса в зале суда в качестве свидетеля вызвало переполох на скамье подсудимых. Вскочили со своих мест и уставились на бывшего фельдмаршала адвокаты. Ведь многие из них, веря гитлеровской пропаганде, были уверены, что Паулюс еще в Сталинграде покончил собой, что его давно нет в живых.
Один из американских корреспондентов писал в те дни в свою газету: «Генеральный прокурор СССР Руденко бросил в зал трибунала атомную бомбу!».
Элегантный, в черном костюме, Паулюс вошел в зал, принял присягу и начал давать показания. Он с большими подробностями повторил то, что содержалось в его письменных показаниях, раскрывавших план нападения фашистской Германии на Советский Союз.
Пока Паулюс говорил в зале стояла мертвая тишина. «Кого из сидящих на скамье подсудимых вы считаете главными виновниками нападения на СССР?», задал Паулюсу вопрос Руденко.

– Геринга, Кейтеля, Йодля, – отчеканил Паулюс, скрестив взгляд с бывшими своими коллегами.
Далее Паулюс привел неопровержимые доказательства, разоблачающие подготовку гитлеровским правительством, верховным главнокомандованием и генеральным штабом Вермахта плана нападения Германии на Советский Союз, несмотря на то, что между СССР и гитлеровской Германией 23 августа 1939-го года был подписан «Пакт о ненападении и экономическом сотрудничестве».
В своем выступлении в зале Международного трибунала Паулюс перечислил десятки фактов, уличающих Геринга, Кейтеля и Йодля в неслыханных преступлениях против народов Советского Союза и других стран. 
В своем выступлении Паулюс не пытался обелить и себя. Он говорил: «Я сам несу тяжелую ответственность за то, что я тогда, под Сталинградом, выполнял приказы военных руководителей, действовавших сознательно преступно. И, как оставшийся в живых под Сталинградом, считаю себя обязанным дать удовлетворение русскому народу». При этом Паулюс добавил, что находясь в советском плену, после долгих раздумий, он понял всю пагубность политики Гитлера в его стремлении к мировому господству и согласился выступить свидетелем на Нюрнбергском процессе.

Перед освобождением из плена Паулюс направил Советскому правительству следующее заявление:
«Стать свидетелем на Нюрнбергском процессе меня побудил долг перед немецким народом и его реабилитацией перед мировым общественным мнением. Поэтому мне и стало необходимостью выступить на этом процессе с показаниями о развязывании Гитлером и его окружением захватнических войн и вызванных ими бесчеловечных деяний, грабежа населения на чужих территориях, организации концентрационных лагерей и еврейских гетто и массового уничтожения в них ни в чем не повинных людей».
Как писал тогда в газете «Правда» ее корреспондент на Нюрнбергском процессе Борис Полевой «Показания Паулюса в Нюрнберге по фактам преступной деятельности гитлеровской верхушки в лице сидящих на скамье подсудимых Геринга, Кейтеля, Риббентропа и других прозвучали, как удар гонга на ринге, возвещающего о бесспорно совершенном нокауте».
Среди всех рассмотренных судьями преступлений гитлеровского режима против человечества уничтожение евреев потрясли мир своей жестокостью, масштабностью и циничностью. Английский прокурор сэр Шоукросс в своей обвинительной речи сказал:
– Если бы подсудимые ни в каких других преступлениях больше не обвинялись, этого одного уже достаточно для вынесения самого сурового приговора.

Подобных ужасов история еще не знала. Нормальным людям трудно было признать трагическую реальность, обозначенную впоследствии не всем понятным словом «Холокост»: планомерное преследование и тотальное уничтожение целого народа, осуществлявшееся нацистами на протяжении более десяти лет в Германии и в оккупированных гитлеровцами европейских странах.
Хотя факты истребления евреев были известны на Западе до Нюрнбергского процесса, их чаще всего недооценивали или просто замалчивали.

Более полная картина уничтожения евреев предстала в зале суда после показа снятой самими гитлеровцами кинохроники, которую они не успели уничтожить, и немногих выживших в лагерях смерти свидетелей.
Но и в этой, открывшейся судьям страшной картине, – сделанных из человеческой кожи перчаток и абажуров, тоннах состриженных с узниц концлагерей волос, которыми гитлеровцы набивали матрацы, газовых камер и вытаскиваемых оттуда умерщвленных газами трупов, печах крематориев, где эти трупы сжигались, в этой страшной картине гитлеровского ада не доставало многих деталей.            

Ведь гитлеровцы старались тщательно скрывать следы своих преступлений, сжигая трупы, уничтожая орудия убийств, уничтожая свидетелей и документы. Многие нацистские палачи успели скрыться. А немногочисленных свидетелей фашистских преступлений находили с трудом.

Сидевшие на скамье подсудимых бывшие руководители фашистской Германии всячески старались отмежеваться от преступлений по отношению к евреям, упорно отрицая свою личную вину. Так, например, Герман Геринг утверждал: «Я не помышлял о массовом убийстве евреев. Я лишь хотел убрать их из большого бизнеса». А главный идеолог нацизма Розенберг, один из ярых разработчиков «расовой теории» и теории «недочеловеков», к которым в первую очередь относились евреи, и автор стратегии «по освобождению жизненного пространства для немецкой расы господ» клялся в суде: «Конечно, мы могли разрешить еврейскую проблему мирными средствами – путем квот для эмиграции евреев, но этому противился Гитлер».
1 октября 1946 года был оглашен приговор. 12 главных нацистских военных преступников Международный трибунал приговорил к смертной казни через повешение.
Среди них – министр иностранных дел фашистской Германии фон Риббентроп, рейхсмаршал авиации и основатель гестапо Герман Геринг, один из создателей «Плана Барбаросса», начальник штаба верховного главнокомандования Вермахта, автор приказа о расстрелах взятых в плен евреев и комиссаров, подписавший 8 мая 1945 года акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии Вильгельм Кейтель и другие.

Правая рука Гитлера Рудольф Гесс был приговорен к пожизненному заключению. Двое оправданы – бывший вице-канцлер, а позже посол Германии в Турции фон Паппен, и ответственный за радиопропаганду Г.Фриче.   
Приговоренные к повешению были казнены на рассвете 16 октября 1946 года…
Тогда, в Нюрнберге, после окончания самой кровопролитной в истории человечества Второй мировой войны были заложены основы Международного права в сфере уголовных преступлений против мира и человечества.
Впоследствии Организация Объединенных Наций, созданная вскоре после окончания войны, приняла ряд документов, провозгласивших незыблемость фундаментальных свобод и прав человека.
По образцу Нюрнбергского трибунала были созданы Международный суд в Гааге, Страсбургскй суд по правам человека и Международный трибунал по бывшей Югославии.

И хотя в мире по сей день совершаются акты агрессии и террора и безнаказанно действуют новые фашисты, никто сегодня из самых высокопоставленных лиц в любом государстве не гарантирован от справедливого наказания за свои злодеяния…
Бывший малолетний узник Одесского гетто и Карловского концлагеря, потерявший в той страшной войне отца и брата, приехав в Нюрнберг, я долго стоял  перед зданием, где много лет назад Международный трибунал судил главных нацистских преступников, и где они понесли заслуженное наказание за свои злодеяния…
Мимо проносились автомашины, шли прохожие, молодые мамы катили коляски с детьми, рожденными в ХХI веке, и никто из них не смотрел в сторону этого здания.

Молодые, наверное, не знали, что происходило здесь после окончания Второй мировой войны. а пожилые, если и знали, старались поскорее пройти мимо.
Но, как бы то ни было, кровавая эпоха Гитлера давно закончилась. Возмездие свершилось. И хмурое здание Нюрнбергского земельного суда высится как памятник тому великому возмездию.

Аркадий Хасин
Для газеты "Моряк Украины"
Tags: Войны, Германия, История
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Дорогой читатель, мы живет во время, которое лично мною воспринимается как некий переход, с одного уровня на другой, как переход в другую реальность и другую жизнь. И для того , чтобы более ясно передать свои мысли, хочу обратить ваше внимание в далекое, далекое прошлое. В самые древние…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments