КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Сергей Осташко: Корреспондент газеты ЧМП имел право раз в год уходить в рейс

DSC_5795
Писатель Константин Паустовский не зря считал редакцию газеты «Моряк» культурным центром Одессы. Он писал: «В газете было шестьдесят сотрудников – журналистов, капитанов, писателей, масленщиков… матросов, гальюнщиков и поэтов. В ней сотрудничали Бабель и Семен Юшкевич, Катаев и Шенгели, Эдуард Багрицкий и Славин, Семен Гехт и Андрей Соболь, Илья Ильф».
В 80-90-ые годы в «Моряке» также работали многие таланты. Газета была успешной и имела свои традиции. Например, творческие работники ходили в рейсы. Об этом и рассказывает журналист и писатель Сергей Осташко, который проработал в «Моряке» с 1988-го по 1995-ый годы

– Весной 1991-го года мне посчастливилось от газеты «Моряк» побывать в круизе «Мисс-пресса» на теплоходе «Грузия», – вспоминает Сергей Осташко. – Мы шли по Средиземке: Пирей-Стамбул-Родос-Кипр.
Была организована очень мощная культурная программа с участием «Машины времени» Андрея Макаревича, кабаре-дуэта «Академии» с Лолитой и Сашей Цекало, Олега Газманова, Криса Кельми, Игоря Корнелюка, Азизы. Был в этом круизе и Филипп Киркоров, но как-то особняком. Одно из ярких впечатлений от круиза было связано как раз с такой звездной «тусовкой».


Я жил в каюте у редактора судовой газеты Алика Мусти, которая располагалась под музыкальным салоном. И как-то около 2-х часов ночи я собрался спать, но вдруг услышал доносящиеся сверху звуки музыки. Я заинтересовался, встал, поднялся в салон и увидел такую чудесную картину: в салоне находились только певцы, музыканты, их концертные директора и всего несколько пассажиров. Все эти звезды буквально старались «выпендриться» (другого слова не подберешь) друг перед другом. Такого мощного концерта я никогда не видел, и, наверное, больше не увижу.
Кстати, Газманов в этом круизе впервые спел «Ты морячка – я моряк». Я записал ее на диктофон и где-то полгода был «владельцем» никому неизвестного хита, который не мог использовать ни в каком КВНе, потому что хит еще не стал хитом.
Удалось у кого-то взять интервью?
– Разговаривал со многими, а вот наиболее интересное интервью получилось с Киркоровым. Я уже говорил, что он держался особняком. Если все артисты жили на нижней палубе без окон, то он со своим директором на верхней палубе в каюте «люкс». И в общем концерте не участвовал, а давал свой «сольник». Меня это, естественно, заинтересовало, но как подступиться? Мы с ним были знакомы с Юморины 87-го года, но в круизе он интервью принципиально никому не давал.
И вот в своем «сольнике» он поет песню со словами «Моня – не гордый, Моня пьет на свои». А на следующий день я встречаю его на лестнице:
– Филипп, как бы нам поговорить?
– Я интервью не даю.
– У меня собственно один вопрос: Почему Моня пьет на свои?
Он  улыбнулся и сказал: «Ну, пошли». И  мы пошли в его каюту «люкс», где он таки дал мне интервью, которое было опубликовано в «Моряке».
И почему же Моня гулял на свои?
– Филипп рассказал, что вначале его пригласили участвовать в культурной программе этого круиза, а потом вдруг внезапно отказали. Через друзей Киркоров узнал, что кто-то из тоже приглашенных певцов заявил, что с Филиппом в одном концерте петь не будет.
«И тогда, – рассказал мне Филипп, – я решил, что в состоянии сам купить себе билет и поехать в этот круиз».
Чем-то еще удивляли Вас звезды этого круиза?
– Когда мы выходили на Родосе, я видел, как Макаревич с аквалангом шел заниматься дайвингом. А экзальтированная певица Азиза во время концерта вскочила на стол, где сидел капитан, и там допела свою песню. Кстати, в этом круизе она познакомилась с кикбоксером Игорем Малаховым, который в круизе охранял «мисок», а после стал ее директором и близким другом. В октябре того же года его незаслуженно пытались обвинить в убийстве Игоря Талькова.
016А в других круизах бывали?
– Да, в 1992-ом году был КВН-круиз по Черному морю на «Тарасе Шевченко».  Представляете, круиз, в котором у тебя 400 друзей. Произвел самое сильное впечатление.
Был еще круиз на том же «Тарасе Шевченко» по Средиземному  морю. Он назывался «Одесса-культура – 200». Есть в Одессе такая энергичная дама — Наталья Коваленко, сейчас она директор музея профессора Филатова. Так вот, в лихие 90-ые она нашла деньги, собрала 160 деятелей культуры: художников, музыкантов, артистов, журналистов, и мы отправились по маршруту: Стамбул-Пирей-Генуя-Неаполь-Чивитавеккья-Марсель-Барселона.  Но это только порты. Из них мы выезжали и в Рим, и во Флоренцию. Флоренция меня поразила своими достопримечательностями и в первую очередь огромным и безумно красивым собором Санта-Мария-дель-Фьоре.
В Риме, в дорогом открытом ресторане с видом на Колизей, я съел самую невкусную в моей жизни пиццу и оказался чуть ли не единственным пассажиром круиза, который не пожалел шесть долларов, чтобы войти внутрь Колизея.
В Марселе побывал на ленинградской самодельной яхте «Авось», и оказалось, что в судовой библиотечке почетное место занимает наша со Славиком Пелишенко повесть «Хождение за два-три моря», о путешествии на самодельной же яхте «Юрий Гагарин» из Одессы в Астрахань.
А в Барселоне я загрустил, что мы всегда считали самым красивым городом мира Одессу, просто потому, что других городов не видели. Правда, вернувшись домой и пройдя по улицам, я понял, что если бы за Одессой ухаживать так же, как за Барселоной, она выглядела бы не хуже. Короче, впечатлений было масса, не для одного интервью.
И долго Вы путешествовали?
– Уже не помню, две или три недели.
Но ведь круизы стоили немалых денег…
– Насколько я знаю, деятели культуры ничего не платили. Это был подарок им от города и спонсоров. А мне вообще повезло. Я как корреспондент газеты Черноморского морского пароходства имел право раз в год выходить в рейсы, как писалось в официальной командировке «для ознакомления с трудом и бытом моряков». А неофициально это называлось «для поддержания штанов». У меня был паспорт моряка, и при выходе в рейс меня зачисляли в экипаж на должность третьего механика и я при полном пансионе на судне получал еще и «суточные взамен командировочных» в размере, если не ошибаюсь, 15,6 долларов в сутки. Так что в те годы, когда я ехал за границу, платил не я, а мне.
Расскажите немного о газете «Моряк» тех лет.
– Газета была уникальной. Многотиражка, но тираж — 25 тысяч экземпляров. Она была популярная не только среди моряков. К вечеру, в день выхода газеты, в киосках ее было уже не достать. Газета выходила раз в неделю на 16 полосах формата А3. В мое время в ней было более восьми профессионально на высоком уровне пишущих людей, включая увы уже покойного редактора Анатолия Васильевича Папазова. Константин Ильницкий, который сейчас главный редактор журнала «Порты Украины», нынешний собкор «Зеркала недели» Нина Перстнева, Валентин Константинов, Таквор Оганесян, покойные Борис Гагаус и Анатолий Муравенко, ныне живущий в Германии Александр Кноп, блестящий фоторепортер Ваня Череватенко… Да простят меня те, кого я не упомянул…
За каждым были закреплены несколько тем. Я, например, кроме всего другого вел отдел  юмора, который назывался «Юморяк». Логотип этой рубрики копировал логотип самой газеты, а в букве «Ю» был использован морячок и спасательный круг с Юморины. Ну а последние два года я работал пресс-атташе пароходства.

Ваше мнение: почему распалось ЧМП?

002







– Я знаю, к сожалению, не все, хотя приходилось общаться, по крайней мере, с тремя начальниками пароходства:

Пилипенко, Кудюкиным и Ковалем. Пилипенко мне жаль, так как он пострадал от собственной недальновидности. Когда был августовский  путч, он был в отпуске, и за эти  три дня  умудрился дать телеграмму в Москву с поддержкой путча и не угадал.
После него пришел Павел Кудюкин, руководил пароходством два года, после чего его посадили, якобы за разворовывание пароходства. Хотя при нем пароходство потеряло меньше судов, чем при Пилипенко и особенно при Ковале.
Коваль же был прекрасным начальником службы безопасности мореплавания ЧМП, но в качестве начальника всего пароходства оказался совершенно не на своем месте.

Я помню, как при Кудюкине случилась чрезвычайная ситуация: одновременно в разных портах были арестованы за долги сразу три судна. Неделю пароходство стояло на ушах, и по истечению этого срока все три судна вышли в море. Как-то при Ковале я поинтересовался у начальства, сколько сейчас судов арестовано.
И оказалось, что никто точно не знает, то ли 23, то ли 25. Так что я имел возможность сравнивать и сформулировал так: Павла Кудюкина посадили за то, что он недостаточно быстро разворовывал ЧМП.


Снежана Павлова, Евгений Низов
Фото из архива Сергея Осташко



Оригинал взят у moryakukrainy


Tags: История, СМИ, ЧМП
Subscribe

promo komanda777 april 21, 17:00 34
Buy for 1 000 tokens
Сжигание тьмы - Николай Константинович Рерих. 1924. Последняя война среди людей будет войной за истину. Эта война будет в каждом отдельном человеке. Война - с собственным невежеством, агрессией, раздражением. И только коренное преобразование каждого отдельного человека может стать началом…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments