КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Владимир Шабанов – Капитан на судне должен быть всем

Оригинал взят у moryakukrainy в Владимир Шабанов – Капитан на судне должен быть всем
шабанов 001
Капитан теплохода «Одесса» и «Казахстан» Владимир Шабанов отметил свое 70-летие. Полвека в море на судах ЧМП, работа с легендарными капитанами, спасение рыбаков, шторма, пожары – все это осталось в записных книжках и фотоальбомах. А Владимиру Кузьмичу, несмотря на его возраст, снова звонят из служб найма: «Пойдете капитаном в рейс?»
Полвека с Людмилой из танцплощадки «Огни маяка»
В моряки Владимир Шабанов решил идти еще в школе. В четвертом классе подавал заявление в нахимовское училище. Но тогда Кустанайская область, где он жил, не входила в перечень номенклатурных, из которых брали в военные училища. Дожидался окончания школы. Из списка мореходок выбрал Одессу. Но в первый год поступления не прошел по возрасту. Устроился токарем на судостроительный завод в Волгограде. Когда исполнилось 17 лет, приняли на факультет судоводителей Одесской «вышки» (ОВИМУ). Учеба, практика. Именно тогда познакомился со своей второй половинкой, с которой вместе уже полвека.


– Через три дня после моего дня рождения, когда исполнилось 20 лет, мы с моим однокурсником Валерой (он тоже стал капитаном) решили пойти на танцы в парк Шевченко. И на танцплощадке «Огни маяка» я познакомился со своей будущей женой Людмилой. Проводил домой. И с тех пор мы не расстаемся. Тогда я не знал, что отец ее – капитан техфлота, дед был моряком. И что продолжу морскую династию. И мой сын тоже станет капитаном. 10 октября мы с женой пойдем на ту танцплощадку, которую снова возродили в центральном парке, и где нас свела судьба.

Мои учителя – легендарные капитаны
В ОВИМУ Владимир Шабанов, начиная с первого курса, осваивал морское дело на судах ЧМП. Впервые вышел в море практикантом на пароходе «Экватор». Потом «Горизонт», 8 месяцев плавания матросом на теплоходе «Аркадий Гайдар», рейс на судне «Физик Лебедев». В 1968-ом году закончил одесскую мореходку. Надел лейтенантские погоны и три года отслужил на Тихоокеанском флоте в «38 отдельном Сахалинском Краснознаменном дивизионе тральщиков». Был штурманом на корабле, а потом штурманом дивизиона. Участвовал в «Первом всеармейском совещании молодых офицеров» в Москве. Награжден медалью «За воинскую доблесть».
Вернувшись в Одессу, устроился на работу в ЧМП. И с 19 мая 1971-го года по 1996-ой год трудился в Черноморском пароходстве. Несмотря на то, что уже имел штурманский опыт на военном корабле, начал с 4-го помощника на пароходе «Петр Великий», который курсировал на линии Одесса-Батуми. А когда открыли визу, вместе с Маратом Галимовым (капитан турбохода «Максим Горький», который столкнулся с айсбергом) решили уйти на сухогруз. Не разрешили.
– Меня отправили на  теплоход «Аджария», – вспоминает, – причем опять четвертым помощником. Мне повезло работать с капитаном Вадимом Никитиным. Многому научился у него. На судне была строгая дисциплина. Он никому спуску не давал, спрашивал работу. На теплоходе «Аджария» я стал третьим, потом вторым помощником.
В 1974-ом году ЧМП получило турбоход «Максим Горький». И мне предложили пойти вторым помощником. Мы вышли из Одессы в Ялту. А потом взяли курс на Америку. Это было первое судно, которое работало с американскими туристами. Я благодарен Сергею Левановичу Дондуа, Валентину Ивановичу Сидорову за полученный опыт и знания. Я учился, наблюдая за ними, анализировал их дела, поступки.
На турбоходе работало более 400 человек. Сергей Леванович сумел сделать так, что экипаж был как одна семья. Он сумел подобрать начальников служб, которые работали как один большой механизм. А он управлял всем. На судне была очень хорошая дружная  атмосфера. К тому же мы были первыми на американском рынке. Все было вновь. И думаю, без Сергея Левановича все бы не так получилось.
В одном из рейсов на «Максиме Горьком», в 1975-ом году, когда капитаном был Валентин Иванович Сидоров, мы попали в сильный шторм. Пытались уйти от него. Не получилось. Этот циклон похозяйничал не только в море, но и много бед наделал на берегу. У нас все летало. Посуда побилась. Мебель поломалась. Пассажиры все лежали на восьмой палубе в спасжилетах и ждали конца. Но конца не было. Все выдержали.

Поделились топливом
После длительного рейса на «Максиме Горьком», получив представление на старпома,  Владимир Кузьмич отправился в отпуск домой. Как его вызвали в отдел кадров. Причем срочно.
– Зашел, – вспоминает моряк. – Мне говорят: «Вас просит к себе на судно Вадим Николаевич Никитин». А тогда пароходство только приобрело теплоход «Одесса», который совершал рейс с советскими туристами. Пошел на судно. Вадим Николаевич мне говорит: «Представление получил? Пойдешь старпомом?» Я только что с рейса. Не успел отдохнуть, повидать жену и сына. А он мне: «пойдешь старпомом сразу, и без экзаменов». Я посоветовался с женой и согласился.
В этом рейсе пришлось оказывать помощь морякам сухогруза. Приняли сигнал SOS. Капитан дал команду изменить курс. Оказалось, бедствует небольшой пароходик с экипажем 12 человек на борту. У них закончилось топливо. И мы сплавляли бочки с теплохода «Одесса», цепляли и возили на сухогруз. Снабдили ребят топливом, и пошли своим маршрутом.

Спасли датских рыбаков
«Одесса» стала для Владимира Шабанова родным теплоходом, как и «Максим Горький», и «Казахстан», на котором трудился 7 лет, где получил представление на капитана. Работал с легендарными Евгением Балашовым, Валерием Дроботом. В 1986-ом был назначен капитаном на теплоход «Михаил Суслов».
– Капитан – своеобразная фигура, – рассуждает Владимир Кузьмич. – Как говорил Вадим Никитин, капитаны – одинокие волки, на судне нет выше капитана. Ты должен быть и человеком, и командиром. Как говорят, отцом, солдатом, руководителем коллектива – все в одном лице. Капитан должен быть на судне всем!
С рейса на «Михаиле Суслове» Владимира Шабанова срочно сняли на теплоход «Дмитрий Шостакович», который обслуживал линию с португальскими туристами. Нужен был молодой энергичный капитан. Ходили на Азорские, Канарские острова, в Средиземное море.
– В феврале 1987-го года закончили рейс с португальскими туристами, шли в Клайпеду на ремонт, – вспоминает моряк. – В Северном море получили сигнал SOS. По карте посмотрели, было 20 миль. Говорю: «Все, поворачиваем». Терпело бедствие рыбацкое судно с 4 датчанами на борту. Когда мы подошли, сейнер уже утонул. Был сильный шторм, балов 7-8. Рыбаки остались в наполовину сдувшемся спасательном плоту. Его мачтой пробило судно, когда уходило под воду.
– И они на половинке плота часа четыре уже были в ледяной воде, – на секунду умолкает капитан. – Мы спустили трап. Трое поднялись сами. Четвертый  уже был без сознания. Пульс слабо прощупывался. Доктор сделал в сердце прямой укол. И мы спасли его.
– Рыбакам оказали медицинскую помощь, растерли, согрели спиртом. – Владимир Кузьмич вспоминает песню Высоцкого: «Внутрь ему, если мужчина, если же нет – растереть». Мы высадили рыбаков в датском порту и пошли в Клайпеду.
А потом получили радиограмму из Копенгагена: «Большое сердечное спасибо за вашу бравую операцию, спасшую 4 рыбацкие жизни!»

Поддерживали «Одессу», чтобы завтра уйти в рейс
Судьба испытывала Владимира Шабанова, делая неожиданные повороты. Когда он обучался на капитанских курсах, его вдруг, срочно вызвали в кадры ЧМП. Капитан теплохода «Лев Толстой» заболел, нужно срочно заменить.
– Судно стояло в  Варне, – перебирает фотографии Владимир Кузьмич. – Сказали –болгарские туристы.  Но оказалось, это рейс с молодыми архитекторами мира из 38 стран. Техническая служба не учла меню пассажиров. И после выхода поняли, что на борту недостаточно провизии и напитков. Пришлось пополнять запасы.
В 1990-ом году Владимиру Шабанову предложили поработать капитаном на теплоходе «Одесса». А через пять лет, в 1995-ом году, судно арестовали в порту на острове Капри, а затем перевезли в Неаполь.
– Так получилось, что 2 апреля 1995-го года я сошел с судна в отпуск. А через несколько дней теплоход арестовали. Вернулся на «Одессу» осенью. 8 месяцев с 55 членами экипажа мы поддерживали судно в нормальном техническом состоянии: красили, мазали, пылесосили каюты, чтобы завтра в рейс. Тем более, что из пароходства мне все время сообщали, буквально месяц и судно выйдет в рейс. С провизией проблем не было. Потом начались проблемы с топливом. А когда я вернулся домой, понял, что ситуация была немного другой.

Сын Владимир Шабанов получил орден за мужество в плену пиратов
После развала ЧМП, с 1996-го года Владимир Шабанов работал на сухогрузах и «пассажирах» иностранных компаний. А четыре года назад вышел на пенсию. Морскую династию Шабановых продолжил сын Владимир, капитан дальнего плавания, Кавалер ордена «За мужество» третьей степени. В 2006-ом экипаж теплохода «Панагия» около 3 месяцев провел в плену пиратов. Это был второй рейс Владимира Шабанова в должности капитана. За стойкость и мужество, проявленные в плену сомалийских пиратов, он получил награду из рук Президента Украины Виктора Ющенко.
Морскую династию также продолжает внучка, сейчас заканчивает университет.
– Так что традиции семьи сохраняются, – старший Шабанов прощается. – Сейчас все изменилось. Другое отношение к профессии моряка, более меркантильное. Но я уверен, что все зависит от человека, его воспитания, прилежности. И среди молодежи достаточно много хороших моряков, которые продолжают дело капитанов.
– Выглядите отлично, не зря в море зовут, не смотря на восьмой десяток лет, – говорю уходя.
– С детства занимаюсь спортом, – объяснил моряк. – И сейчас хожу в спортзал. В здоровом теле здоровый дух!

Инна Ищук
Tags: История, ЧМП
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments