КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Случай на тропическом острове в Тихом океане

Оригинал взят у moryakukrainy в Случай на тропическом острове в Тихом океане

Азербайджан 1975Случилось это, где-то четверть века назад, то ли в конце 80-ых, то ли в начале 90-ых прошлого столетия. В то время, теплоход «Азербайджан» относился к великолепному классу пяти пассажирских лайнеров, типа «Белоруссия», (построены в 1974-76-ых г.г. на финской верфи «Wartsila Shipyards Abo», в Турку), работал в Тихом океане. Нашим базовым портом был Сидней, из которого судно, как правило, выполняли рейсы с австралийскими туристами вдоль восточного побережья континента. Периодически ходили на Филиппины, в Новую Зеландию, Тасманию, Индонезию, Новую Гвинею, посещая множество экзотических уголков Малайзии. Временами совершали плавание в «Никуда», когда судно выходило из Сиднея на три-четыре дня, и пассажиры могли наслаждаться бескрайними морскими пейзажами. Тем не менее, порой эти рейсы были рискованными, так как Тихий океан мог показать свой крутой норов, и пассажиры, ожидавшие ласковой тропической экзотики, мечтали о скорейшем возвращении в порт.

Однажды советско-английская компания СТС, с филиалом в Австралии, арендовавшая наше судно, запланировала рейс т/х «Азербайджан» из Сиднея к одному из малообитаемых тихоокеанских островов. Переход длился около двух суток, и с восходом солнца мы подошли к тропическому острову. Около 6.00 бросили якорь, начав готовить судовые катера для доставки пассажиров на берег. Стояла великолепная безмятежная погода, океан был лазурным, со столь прозрачной водой, что якорная цепь просматривалась почти до самого дна, и моряки, привыкшие к океанской зыби, удивлялись почти полному ее отсутствию.

Я видал океан, истомленный жарой

Тропический остров 3К 8.00 на катера погрузили напитки и провизию для барбекю, а затем началась посадка пассажиров, желавших провести день на пляже тропического острова. Два катера курсировали между судном и островом, перевозя по 60-80 человек за рейс, и спустя полтора часа почти все пассажиры были на берегу. Я присоединился к одной группе пассажиров, решив осмотреть это великолепное творение природы.

Безупречный пляж светло-желтого песка шириной от 50 до 70 метров окаймлял остров, простираясь до горизонта, а ленивый прибой, казалось, усыплял его обитателей. Кое-где, у воды, стояли укромные бунгало. Однако нигде не чувствовалось присутствие людей. Вероятнее всего, поселение аборигенов находилось где-то в центральной части острова, за пальмовым лесом, и мы ощущали себя абсолютно одинокими, словно на краю света. Мне казалось, что на земле не существует более волнующего места для романтического путешествия и рождения чувственных фантазий на фоне пронзительных пейзажей с экзотической атмосферой.

Пассажиры наслаждались божественной природой, купались, загорали, гуляли вдоль ласкового прибоя, некоторые углубились в пальмовый лес. К тому времени повара разожгли мангал, и в воздухе повис запах жарившегося шашлыка, а официанты накрывали импровизированные столы, приглашая всех к завтраку.

Неожиданно из зарослей начали появляться отдельные туземцы. Они робко стояли на границе пальмового леса и песка, не решаясь нарушать покой прибывших на остров гостей. Мы видели, что это были добрые и открытые люди, с их лиц не сходили улыбки. Пассажиры приглашали их подойти ближе, они приближались, принимая угощения, но вели себя стеснительно, ничего не выпрашивая. Несколько позже вышла группа аборигенов в национальных нарядах, с маленьким оркестром, состоявшим, в основном, из барабанщиков. Это была местная самодеятельность, дававшая платные представления, прибывавшим на остров туристам.

Я гулял по песчаному берегу, вспоминая строки из стихотворения «Капитаны», написанные Николаем Степановичем Гумилевым:

«И кажется в мире, как прежде, есть страны,

Куда не ступала людская нога,

Где в солнечных рощах живут великаны

И светят в прозрачной воде жемчуга».

На память приходили слова из коротенького, но великолепного стихотворения «Океан», сочиненного капитаном дальнего плавания Дмитрием Афанасьевичем Лухмановым:

«Я видал океан, истомленный жарой

И охваченный сонною негой,

Я видал его хмурой холодной порой,

Засыпаемый хлопьями снега.

Я видал его в страшные бури и в штиль,

Днем и ночью, зимою и летом.

Нас связали с ним тысячи пройденных миль,

Океан меня сделал поэтом.

И покуда живу, и покуда дышу,

Океанский простор не забуду.

Его шум, его запах я в сердц курс на Сидней е ношу,

Он со мною всегда и повсюду».

Тем не мене, при абсолютно убаюкивающем спокойствии природы, я ощущал нараставшее чувство беспокойства и тревоги. Мне казалось, что счастье не может продолжаться бесконечно, и ему на смену должна прийти какая-то неприятность. С такими тревожными ощущениями я попросил команду катера отвезти меня на судно.

Аврал

К 15.00 все пассажиры возвратились на борт теплохода, и мы готовились к обратному рейсу в Сидней. К 16.00 старший помощник сделал объявление по громкоговорящей связи: «Палубной команде аврал! Начальникам служб доложить на мостик о готовности судна к выходу в море!» Затем последовали команды: «Запустить пожарный насос, вира якорь!» Пожарный насос всегда запускается в работу во время подъема якоря и укладки якорной цепи в канатный ящик, что бы обмыть якорную цепь от ила, песка и водорослей. Вахтенный механик запустил пожарный насос, давление в системе поднялось до 7-8 кг/см2, и спустя несколько мгновений, находившиеся в центральном посту управления (ЦПУ) силовой установки, услышали громкий щелчок, так как произошло отключение автомата электродвигателя брашпиля.

Тут же с мостика запросили: «Почему не работает брашпиль левого борта?». Мы ответили: «…автомат самопроизвольно отключился, выясняем причину». Однако выяснять не пришлось, потому в ЦПУ прибежал электрик, закричав: «Остановите пожарный насос!». Затем он рассказал, что генератор, обслуживавший брашпиль левого борта сгорел, т. к. пожарный трубопровод, предназначенный для обмыва якорной цепи, был проложен над генератором. Во время пуска пожарного насоса трубопровод лопнул, вода под давлением хлынула на генератор, произошло короткое замыкание, и генератор мгновенно сгорел, расплавив обмотки.

Ситуация была ужасной, судно не могло уйти от берегов волшебного острова до тех пор пока мы не поднимем многотонную цепь с якорем. Одновременно сохранялась угроза короткого замыкания и генератора брашпиля правого борта, потому что в помещении, где находились генераторы, скопилось достаточно много морской воды, попавшей туда через лопнувший пожарный трубопровод. Вода перекатывалась с борта на борт, так как погода начала портиться, и крупная океанская зыбь валила судно с борта на борт. Вода обдавала брызгами низкие фундаменты генераторов, создавая опасность попадания внутрь генератора, остававшегося в строю. Все свободные от вахт и работ члены машинной и палубной команды взялись удалять воду, а мне с электромехаником Александром Николаевичем Спасским предстояло найти способ решения проблемы.

Весьма скоро пришли к выводу, что в дымовой трубе, в сварочном помещении, находится подобный генератор. Электромеханики совместно с электриками нашли в кладовых кабель, проложили его от дымовой трубы до брашпиля. Затем выполнили соответствующие соединения, включили брашпиль, и на малой скорости подняли якорь. За этой операцией следили не только члены экипажа, но и пассажиры, понимавшие, в каком положении мы оказались. Когда якорь встал на место, раздалась овация возгласов и рукоплесканий всех тех, кто находился перед надстройкой корпуса судна, в непосредственной близости от расположения брашпиля.

Курс на Сидней

Судно взяло курс на Сидней, а я начал писать в пароходство рапорт об аварийном случае с генератором брашпиля. Спустя сутки пришел ответ: «В Сиднее сдать генератор на перемотку, до окончания ремонта швартоваться правым бортом, используя брашпиль правого борта». Мы понимали и без указания пароходства, что генератор придется сдавать в ремонт, и всю ночь занимались демонтажем и транспортировкой очень тяжелого и габаритного генератора из помещения носовой централи на автомобильную палубу. Дело оказалось весьма сложным, так как помещение централи было тесным, с потолками и переборками обшитыми жестью, под которой находился изолирующий асбест.
Кроме того в этом помещении были высокие комингсы (пороги), а генератор весил более тонны, и его диаметр оказался почти равным ширине пассажирских коридоров, по которым морякам предстояло его тащить.
После прихода в Сидней агент организовал выгрузку генератора на причал и отправку на ремонт. Спустя две недели генератор доставили на судно, электрики благополучно установили его на место, и теплоход «Азербайджан» продолжал выполнять круизные рейсы с австралийскими пассажирами.

Валерий Братушенко, бывший старший механик т/х «Азербайджан»

Tags: История, СССР, Туризм, ЧМП
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Н.К. Рерих. МЕЧ МУЖЕСТВА. 1912 Материя и время уплотняются. Люди, события, связи между ними словно втягиваются в одну большую воронку и стягиваются в одну точку. Гораздо быстрее наступает воздаяние за наши мысли, слова, дела. Картина мира обретает более четкие, хотя порой пугающие формы и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments