КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Вокруг Вильнюса

В столице Литвы уже идут последние приготовления к саммиту Восточного партнерства, на котором, среди прочего, будет решаться и вопрос украинской евроассоциации. И именно в этот момент переговоры Киева и Брюсселя неожиданно «зависли» – как компютерная программа, которая не в состоянии справиться со слишком большим объемом данных. За всеми играми в подписание- неподписание стоят серьезные интересы сторон. Как это ни странно звучит для уха среднестатистического «креакла», убежденного в том, что вареники растут на деревьях, а автомобиль, в котором он ездит на работу в рекламное агентство, произведен с помощью нанотехнологий на постиндустриальном производстве, реальность Украины такова, что основа ее благополучия – это реальный сектор экономики, а если точнее – та его небольшая часть, которая производит экспортный продукт и дает стране валюту, формируя ее бюджет. Это металлургия, машиностроение, ВПК, химия, сельское хозяйство и пищевая промышленность. Традиционные рынки этих предприятий находятся на востоке, а сами эти предприятия зачастую находятся внутри кооперационных цепочек, созданных крупными российскими корпорациями или зависят от них в плане поставки комплектующих или сырья.

Ну и, конечно же, газ – проблемы с ним никто не отменял. Конечно, за последние годы критическая зависимость от импорта российского газа в Украине значительно снизилась. Мы теперь не входим даже в тройку крупнейших клиентов Газпрома, уступая белорусам, чья экономика втрое меньше нашей. Но даже в этих условиях зависимость все еще является ощутимой.

Так уж вышло, что клуб собственников вышеупомянутых предприятий одновременно является коллективным собственником правящей Партии Регионов, или близок к ее орбите. Отдельные исключения, в лице полуоппозиционных олигархов Порошенко или Жеваго, существенно картины не меняют. И поскольку политика – это, как нас учат классики, суть концентрированное выражение экономики, было бы странно, если бы власть долгое время проводила курс, не учитывающий коренных интересов крупного бизнеса. Такие эксперименты обычно очень плохо заканчиваются для власти – если, конечно, она не национализирует бизнес. Но это уже другая история, к теме нашего разговора отношения не имеющая.

Вот и украинская евроинтеграционная поступь несколько замедлилась после того, как Янукович встретился с капитанами донецкой индустрии, а Азаров публично признал, что их коллективная воля вынудила власть отвлечься от мечтаний о светлом будущем в пользу обеспечения бизнесу реальных тылов в не очень радужном настоящем. Ведь иначе и быть не могло. По подсчетам украинских властей, в этом году товарооборот с восточным соседом – одним из ключевых торговых партнеров Киева – сократился на 25%, что серьезно ударило по промышленникам востока и юга Украины.

Свою роль сыграл и субъективный фактор, а именно, нежелание Януковича отпускать в Европу Юлию Тимошенко. Но это уже факультатив. Главное – экономика. Власти нужны кредиты и уверенность в пролонгации режима на следующий пятилетний срок. Бизнесу нужна уверенность в том, что практическая реализация положений об ассоциации с ЕС не обернется для него катастрофой, а баланс приобретений и потерь будет хотя бы нулевым.

И совсем не удивительна тональность статьи посла Украины при ЕС Константина Елисеева в Financial Times – этом рупоре западного делового мира. Украинский дипломат, явно получивший «добро» с самого верха, не стесняясь говорит еврочиновника: господа хорошие, не учите нас жить, а лучше помогите материально. Список требований Януковича к Брюсселю включает в себя «поддержку возобновления сотрудничества между Украиной и МВФ; оказание финансовой помощи; выход на европейские рынки украинской продукции, соответствующей нормам ЕС; финансирование европейцами дальнейших реформ согласно договору об ассоциации ( те самые десятки миллиардов, необходимые для перевода тех регламентов украинской продукции в соответствие нормативам ЕС – авт.); привлечение финансовых ресурсов для модернизации украинской газотранспортной системы и предотвращения реализации российского проекта «Южный Поток»; продвижение в решении проблемы устаревших антидемпинговых мер против украинского экспорта, которая не сдвигается с места с конца 20-го века».

В1995 году, когда Украину принимали в Совет Европы, ей тоже выставили целый пакет условий, начиная от отмены смертной казни, заканчивая принятием нового Уголовного и ряда других кодексов. Тем не менее, никто тогда не ставил телегу впереди лошади – последующие лет семь в Киев ездили инспекторы и терпеливо ждали, пока Украина выполнит поставленные ей условия. Если у Брюсселя есть политическая воля, он и сейчас поступит так же. Не может отсутствие закона о прокуратуре и закона о лечении осужденных за границей стать реальным препятствием для столь серьезного решения, как ассоциация. Если же политики всерьез об этом говорят, то это ничто иное, как лукавство.

Но даже если Европа пойдет навстречу Януковичу, совсем не факт, что сам он намерен сейчас спешить на встречу с ней. В идеале президент хотел бы выкрутиться из ситуации так, чтобы и от Евросоюза бонусы получить, и при этом Тимошенко не выпустить, и, по возможности, подписать ассоциацию подписать только в политико-правовом аспекте, отложив аспект экономический на далекое «потом». Что касается «восточного фронта», здесь власть хотела бы избежать формального втягивания нашей страны в Таможенный союз со всеми вытекающими из этого «прелестями», но в то же время сохранить российский рынок насколько это возможно и поучаствовать в двусторонних проектах с РФ, РБ и Казахстаном в тех отраслях, которые представляют совместный интерес. Ведь втягивание Украины в одну из двух зон жесткого кризиса означает лишь импорт кризиса.

И тут уже пас будет на поле России. Насколько Кремль готов умерить свои аппетиты и пойти на экономические уступки Банковой без выставления условий вхождения в Таможенный Союз, на которые пока не согласна украинская буржуазия? Реализация такого сценария, по факту, означала бы подписание своего рода соглашения об ассоциации Украины с Таможенным союзом, без вступления в последний. Ведь, на самом деле, одним из основных рисков неэкономического плана, заставляющих Киев бежать в сторону Европы, является страх быть поглощенными Москвой в процессе «воссоединения». Если призрак такого «воссоединения» исчезнет с горизонта, то, несомненно, украинские элиты станут сговорчивее. Ведь у них не отнимут главное – право суверенно властвовать на вверенной им территории.

Как ни странно, такой вариант мог бы быть выгоден и правонационалистической оппозиции, поскольку с одной стороны, дал им в руки мощный пропагандистский козырь о «московской угрозе», в расчете на мобилизацию своего электората. При том, что эта «угроза» оставалась бы фиктивной, примерно как американская война с Аль-Каидой и «международным терроризмом», пугало которого доставляет американской элите куда больше выгод, нежели приносит хлопот.

А что касается народа нашей страны, элиты по-прежнему не интересуются его мнением, решая его судьбу без него и за него. И кризис будет неизбежным, если украинцы, наконец не сделают из этого необходимые выводы. Ведь рабочий класс Украины пока что политически несубъектен – и, соответственно, в реальной политике есть лишь те, кто выступает от имени бизнеса, но нет тех, кто мог бы артикулировать волю широких масс.

Фото из сети

Алексей Блюминов
Текст сокращен
Полностью  здесь

Tags: Геополитика, ЕС, Стратегии, Украина, Экономика
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Н.К.Рерих. И мы приносим свет. (И несём свет) Из серии "Sancta". 1922 г. В результате многолетней «плодотворной» работы над умами людей, с помощью средств массовой информации, телевидения, интернета, применяя технологии нейролингвистического программирования и Окна…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments