КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Category:

Швеция - Скандинавский социализм - Ностальгия?



Долгое время «скандинавский социализм» воспринимался во многих странах мира как передовой социально-экономический строй, альтернативный и капитализму, и советскому коммунизму. Такими странами, как Швеция, Норвегия и Дания, с 1930-х годов и до последнего времени преимущественно управляли социал-демократические партии, которые создали сильную систему социального обеспечения без вреда для конкурентоспособности национальных экономик, более того - вывели их в лидеры мировой экономики.

Скандинавский социализм даже претендовал на то, чтобы стать «третьим путем» для развития человечества. Однако скандинавская экономика стала наиболее удобной для трудящихся формой капитализма лишь на время. Это случилось благодаря масштабному развитию профсоюзного движения и стремлению бизнеса улучшить социальные стандарты, чтобы не допустить коммунистического эксперимента.

Важно отметить, что «скандинавский социализм» как явление почти исчез в ходе неолиберальных реформ, осуществленных в 1980-2000 годах в Швеции и Дании, а в Норвегии эта модель сохраняется лишь за счет высоких прибылей от добычи нефти и газа и, возможно, будет демонтирована после победы консерваторов на выборах 8 сентября.

Дом для народа

Социал-демократы в Швеции, Дании и Норвегии сыграли ключевую роль в выходе из кризиса «Великой депрессии» в 1930-х годах. Наиболее смелые меры предпринимало правительство Пера Албина Ханссона в Швеции, которое занялось государственным регулированием экономики.  Свою политику социал-демократы предпочли называть не классовой борьбой, а строительством «Дома для народа», поскольку главной их целью было обеспечение прав трудящихся и профсоюзов, а не смена формы собственности на предприятия.

Правительство Ханссона ввело ряд мер для поддержания занятости. Приход к власти социал-демократов совпал с угрозой демографического кризиса в Швеции. Нищета привела к катастрофическому падению рождаемости, введение социальных программ и пособий на детей смогло на несколько десятилетий отодвинуть его наступление. Увеличение социальной роли государства позволило сохранить политическую стабильность: была выбита почва из под ног набирающего силу фашистского движения.

Сразу после окончания Второй мировой войны социальные преобразования были дополнены всеобщим медицинским страхованием, всеобщим средним образованием, прогрессивным трудовым законодательством, введением стипендий для студентов, индексацией пенсий. Именно в период правления социал-демократов в 1946-1976 гг. Швеция стала одной из самых развитых стран мира, была обеспечена полная занятость в стране. Политика жилищного строительства (обеспечение жильем 1 млн. шведов) позволила на короткое время решить жилищную проблему.

Для осуществления необходимых социальных преобразований в 1947 г. была введена политика высоких налогов на частный бизнес. При этом высокие налоги не мешали его развитию: в шведской промышленности работали такие известные компании как Volvo и SAAB (автомобильная промышленность), IKEA (производство мебели) и многие другие.

Впрочем, попытка создания «народного капитализма» в Швеции, о котором так часто приходится слышать, провалилась из-за противостояния предпринимательских кругов. В 1975 г. экономист Центрального Объединения профсоюзов Швеции Рудольф Мейднер предложил направить  часть прибылей частного бизнеса в коллективные фонды трудящихся. Прибыли должны были превращаться в акции предприятий, на которых работали рабочие, которые бы постоянно увеличивали свою долю в акционерном капитале предприятия.

Несмотря на то, что руководство шведских социал-демократов не решилось воплотить  в жизнь большинство предложений Мейднера, его проект вызвал негодование среди части политиков и Шведского объединения работодателей, которые в 1983 г. организовали первую за 70 лет успешную акцию правых сил с участием 100 тысяч человек. Объединение работодателей Швеции приложило значительные усилия, чтобы влиять на общественное мнение через СМИ.  Основными требованиями правых стало сокращение высоких налогов, приватизация и сокращение механизмов социальной защиты.

Испытание неолиберализмом

После масштабной кампании в СМИ в 1991 г.  на выборах одержали победу консерваторы во главе с Карлом Бильдтом. Была проведена программа масштабной приватизации, в т. ч. почты, телекоммуникаций и энергетики. Началась приватизация школ и системы здравоохранения. В итоге, за 3 года правления Бильдта долг страны вырос с 600 млрд. до 1,3 трлн. шведских крон!

При социал-демократических правительствах контролировались доходы менеджмента предприятий, чтобы они не превышали доходы рабочих в десятки раз. Правительство консерваторов перестало обращать на это внимание, дав полную свободу чрезвычайному поощрению менеджмента. В 90-е гг.  зарплаты менеджеров росли в 3 раза быстрее, чем зарплаты обыкновенных рабочих. В 1993 г. в Швеции лопнул пузырь на рынке недвижимости, и рост безработицы окончательно подорвал доверие к правительству.

В 2006 г. консерваторы вернулись к власти и продолжили то, что не успел осуществить Бильдт. Правительство Рейнфельдта в значительной степени упростило для работодателей трудовое законодательство, были сокращены по территориальному принципу  расходы на образование и культурные центры, что привело к появлению в шведских городах маргинальных пригородов, с большим количеством безработных и с меньшими возможностями для развития молодежи.

Были приватизированы муниципальные строительные компании, и теперь многим шведам остается только мечтать о собственном жилье. В последние годы на 50% увеличилась арендная плата в построенных государством домах, а за его капитальный ремонт должны заплатить сами жильцы. Увеличивается количество бездомных и вынужденных искать новое, более дешевое, чем государственное жилье.

Если при социал-демократах государство играло посредническую роль между предпринимателями и профсоюзами и обеспечивало социальную стабильность в стране, то сейчас государственные структуры все больше воспринимаются как вспомогательный механизм для получения прибылей компаниями и не несут социальной миссии. Среди 34 наиболее развитых стран мира, входящих в ОЭСР, именно в Швеции больше всего растет неравенство среди населения, разница в доходах. Например, средняя зарплата начинающего журналиста  составляет сейчас 20 тыс. крон, а главного редактора - 200 тысяч.

В это же время государство продолжает увеличивать расходы на аппарат насилия - полицию. С начала 2013 г. полиция получила право осуществлять внутренний пограничный контроль, т.е. организовывать поимку нелегальных мигрантов. Однако в поисках нелегальных мигрантов полицейские начали останавливать на улицах всех представителей  национальных меньшинств и врываться в дома с обысками. Это привело к молодежному бунту в пригороде шведской столицы Стокгольма – Хюсбю – в мае этого года.

Манипуляция миграцией

С 1975 г. Швеция вступила в период демографического кризиса, для дальнейшего развития экономики потребовалось привлечение трудовых мигрантов. На работу в Швецию массово стали приезжать жители Финляндии, Южной Европы и Югославии. Количество трудовых мигрантов постоянно росло и достигло 22% в первом и втором поколении в 2008 г. Всего 13,5%  населения Швеции родилось за пределами страны.

Самой большой группой трудовых мигрантов являются финны, с которыми шведы несколько столетий жили в одном государстве. На втором месте – жители бывшей Югославии, среди приезжих немало также немцев и поляков. Мусульмане, которых считают наименее интегрированными в шведское общество, на самом деле составляют меньшинство среди мигрантов и 4% всего населения Швеции. Большинство мусульман переселились в Швецию за последние 20 лет – из Ирака, Сомали, Сирии – стран, охваченных войнами. Среди мигрантов много безработных-26% ( общий уровень безработицы по стране-8%).

Беспорядки в Стокгольме в мае этого года сопровождались нападениями на полицию и сжиганием автомобилей.  Они были вызваны  убийством пожилого португальского мигранта, против которого полицейские применили оружие и не оказали медицинскую помощь. Полицейские проверки, обыски, элитизация школ, закрытие культурных центров в пригородах  -  все это привело к взрыву негодования молодого поколения в этих районах.

Если первое поколение мигрантов было готово стать образцовыми гражданами, жить в бедности, лишь бы не возвращаться на охваченную войной родину, то их дети, родившиеся в Швеции (второе поколение мигрантов – а это 9% населения), ощутили себя автоматически гражданами второго сорта и восстали против несправедливости. Они действительно имеют  меньше возможностей для самореализации, им труднее устроится на работу, а всему этому сопутствует агрессивная реклама богатой успешной жизни.

Это вызывает агрессию и замкнутость общин представителей национальных меньшинств, рост радикальных настроений среди мусульманского меньшинства. Консервативное правительство лишь способствует росту антимигрантских настроений, сокращая возможности для образования детей трудовых мигрантов и, одновременно, продолжая привлекать более дешевые рабочие руки из слаборазвитых государств. В  последние годы в Швецию приезжали по 100 тыс. мигрантов в год (население страны – 9,5 млн. чел.). Иными словами, правительство Рейнфельдта фактически направляет недовольство экономическими проблемами и падением уровня зарплат на мигрантов (нелегалов из них меньшинство, большинство легализированы), которых само же привлекло в страну. Тем самым, консерваторы ставят под угрозу политическую стабильность в стране и способствуют росту неонацизма (неонацистская партия «Шведские демократы» пользуется доверием уже 9% избирателей).

За 7 лет правления сторонников неолиберализма, у многих возникла ностальгия по временам, когда Швеция действительно была государством равных возможностей, а не элитных школ и районов, противостояния сторонников неонацизма и демократии.
Манипуляции вопросами миграции, рост ультраправого движения окончательно подорвали доверие к действующему правительству. Несмотря на оголтелую кампанию пропаганды против «скандинавской социализма», большинство шведов не хотят терпеть подъем ультраправой идеологии, рост социального расслоения и разницы в доходах сотрудников и менеджемента, поэтому симпатии большинства шведов сейчас на стороне социал-демократов, зеленых и Левой партии.

На выборах в сентябре 2014 г. ожидается победа социал-демократов, которые в свое время осуществили преобразования, позволившие стране вырваться  на первые места в мире по качеству жизни.

В оригинале:
"Ностальгия по скандинавскому социализму"
Георгий ЭРМАН, журналист
Источник http://www.spu.in.ua

Еще по теме о шведском феномене.

Является ли шведский социализм социализмом? В классическом понимании однозначно, нет, потому что общественно-политический строй определяется, в первую очередь, типом экономики. Однако видимо понимая это несоответствие, шведскую модель называют «неосоциализмом».

Не секрет, что сегодня, говоря о геополитике, все чаще употребляют термин «геоэкономика», как взаимодействие государств-участников международных отношений, представляющее из себя, по сути, конкурентную борьбу за рынки и ресурсы. В соответствии с этой системой, основным фактором анализа государства является изучение занимаемого им положения на мировом «политическом рынке». Есть страны-конкуренты, есть «холдинговые» образования, есть «дочерние предприятия», «филиалы», взаимосвязанные производства…

"...частные компании в Швеции продолжают работать и особо не выдвигают лозунг «пора валить из этой страны» (с) (Неизвестный российский оппозиционер). Это действительно более чем странно – когда чем больше ты зарабатываешь, тем больше у тебя забирают – любой нормальный бизнесмен будет искать более благоприятные условия. Что это – высокий уровень личной ответственности, патриотизм, или потерпевшие от благородных действий государства почему-то не имеют к нему претензий?"
Продолжение здесь
http://telegrafist.org/2013/06/15/65004/

Tags: Европа, Интересные факты, Капитализм, Теория и практика, Швеция
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments