КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Забытая тайна Советского Союза

Материал 2010 года, но актуальность сохраняется.
Важным механизмом функционирования советского социума являлась общенациональная система ответственности. «Ответственность» в Советском Союзе являлась категорией и нравственной, и социальной, и экономической, и политической. На практике речь шла не только о приоритетном для советского общества идеологическом принципе «ты лично ответственен за положение дел в своем цеху (заводе, городе, области, стране)». Важно было то, что в рамках общесоюзного переговорного процесса в связи с Законом о государственном плане функционировали механизмы практической реализации принципа личной ответственности. И.Сталин, в отличие от позднейших советских руководителей, прекрасно понимал, что действительно работающая идеология — это не набор деклараций и лозунгов, а практическая система ответственности десятков миллионов людей за постоянное воплощение в жизнь согласованных между обществом и государством интересов и целей.

В Советском Союзе общенациональная система ответственности воспроизводилась не только через коллективные договора и систему переговорных процессов в контексте разработки и реализации Закона о государственном плане, но и являлась стержнем всей кадровой, идеологической и информационной работы в стране.

В-четвертых, реализация Закона о государственном плане обязательно предусматривала систему общенационального институционального контроля. Советские люди не только могли, но и были обязаны контролировать ход реализации данного ежегодного Закона о государственном плане. Институциональная система контроля в СССР включала в себя органы народного, партийного, профсоюзного, комсомольского контроля. Механизм был выстроен таким образом, что массы трудящихся обладали достаточно действенными политическими и правовыми гарантиями и возможностями для контроля над бюрократией, а взаимный контроль элитных групп друг над другом жестко ограничивал их возможности выйти за рамки согласованной компетенции и пресекал возможности роста коррупции.

Все эти четыре системы обеспечивали достаточно действенную обратную связь между высшим политическим руководством страны и советским социумом.
Когда в 40-е, 50-е, 60-е годы этот системный механизм функционировал эффективно, Советский Союз превратился в безусловного лидера мирового развития, добился наибольших успехов во внешнеполитической, экономической и социально-культурной сферах.

ОБЪЕКТИВНОСТЬ АНТИСИСТЕМЫ

По мере развития и усложнения обществ, особенно на стадии индустриального развития, внутри них формируются объективные предпосылки саморазрушения, своего рода внутренний суицидальный механизм, ядром которого становится коррупционная антисистема («антисистема К»). Возникает и развивается антагонистическое противоречие между государственной системой общества и «антисистемой К». И компромисс здесь невозможен: либо социум держит под контролем коррупцию, либо «антисистема К» рано или поздно начинает контролировать данную страну.

Поэтому стратегия выживания обязана в первую очередь вести постоянную, жесткую и эффективную борьбу с коррупцией, чтобы ее сдерживать. Никогда ни одно государство, даже наиболее тоталитарное, не могло в новой и новейшей истории полностью искоренить коррупцию. Но любое общество, если оно жизнеспособно и стремится выжить, должно жестко и беспощадно контролировать коррупцию. Это похоже на то, что происходит в человеческих организмах. В любом теле кроются бактерии и вирусы, которые при утере контроля над ними могут вызвать серьезные заболевания и даже смерть.

Коррупция есть в США и Иране, Китае и Турции, Германии и Швейцарии. Но везде, где общество стремится выжить и развиваться, идет непрекращающаяся война с «антисистемой К», начиная от ужесточения соответствующих законодательных актов и заканчивая публичными расстрелами. Если постоянно не сдерживать коррупцию, то постепенно она расширяется, дает массовые метастазы во все поры государства и общества, затем окончательно превращается в господствующее зло. Дальше гибель соответствующего общества — это уже вопрос времени.

Самое главное в борьбе с коррупционной антисистемой — это жесткий контроль над верхними эшелонами власти. По одной простой причине:

коррупция распространяется только сверху вниз. Дурной пример верхов чрезвычайно заразителен для всего общества.

Именно коррупция в верхах, которая медленно начала распространяться с хрущевских времен, стала основным фактором распада СССР. С другой стороны, если кто-то из высших американских чиновников оказывался замешанным в коррупционном скандале, то, в зависимости от личных заслуг, его могли и не посадить, но из американской элиты он с позором, публично и навсегда оказывался изгнан. Потому что на кону самосохранение элиты США и выживание всего американского общества.

В современном Китае любой высший чиновник знает, что он не застрахован от смещения, тюрьмы и даже расстрела, если будут доказаны его коррупционные прегрешения. Настоящая элита должна показывать обществу пример честности, в противном случае…

Сохранялась ли при Сталине в Советском Союзе коррупция? Да, но не было «антисистемы К». Любой представитель сталинской элиты знал, что даже намек на коррупцию может привести к непоправимым последствиям и для него, и для всех его близких. Поэтому, например, до конца своей жизни один из сталинских выдвиженцев М.А.Суслов даже от своих ближайших друзей не принимал никаких подарков, кроме книг.

ОТ БРЕЖНЕВА ДО МЕДВЕДЕВА

Ситуация с коррупцией в Советском Союзе стала кардинально меняться в 70-е годы, когда страна вступила в полосу системного кризиса. Точнее говоря, именно тогда, когда Закон о государственном плане перестал выполняться, когда постепенно общенациональный переговорный процесс выродился в «бюрократическую скуку», деградация и развал четырех общесоюзных механизмов привели к форсированной катастрофе СССР.

Еще при Хрущеве, особенно после того, как Никита Сергеевич запретил правоохранительным органам рассматривать анонимную информацию, а КГБ — собирать информацию о партийной номенклатуре, стала усиливаться самостоятельность бюрократии, началось ее отчуждение от советского социума. При Брежневе этот процесс вышел на качественно новый уровень: внутри советской бюрократии появились точки формирования «антисистемы К». Возможно, главным фактором стало то, что Генеральный секретарь не скрывал, что любит дорогие и очень дорогие подарки. Глядя на Леонида Ильича, страсть к роскоши ощутили и многие его ближайшие соратники: Громыко, Кириленко, Рашидов, Кунаев, Щелоков…

Коррупционный механизм, оформившись неожиданно быстро, приступил, жадно чавкая, к открытому уничтожению советской системы выживания и развития. В конце концов появились даже кадровые прейскуранты: в начале 80-х годов должность инструктора ЦК КПСС (а это уже место в элите) оценивалась, по некоторым данным, в 40 тысяч рублей. По тем временам огромные деньги. Но, во-первых, они, значит, у кого-то были. А, во-вторых, такие деньги позднее, естественно, «отбивались».

Приход к власти М.Горбачева — это глубоко символическое событие для качественного развития «антисистемы К». Михаил Сергеевич к 1985 году являлся одной из наиболее коррумпированных фигур в кремлевской верхушке. Например, еще будучи первым секретарем Ставропольского крайкома, он лично занимался предоставлением пахотной ставропольской земли в аренду под выращивание лука. С каждого такого гектара он получал по 30 тысяч рублей.

В своем ближайшем окружении в ставропольский период М.Горбачев объяснял необходимость такого рода финансовых операций тем, что ему надо «правильно встречать и провожать людей из окружения Юрия Владимировича». В отличие от Л.Брежнева, который ездил отдыхать в Сочи, Ю.Андропов и его соратники предпочитали Кавминводы на территории Ставропольского края.

Все, что происходило после 1985 года, можно охарактеризовать как тотальную экспансию коррупции по всем направлениям. Какие бы события ни происходили в стране, в выигрыше всегда оказывалась «антисистема К».

После крушения Советского Союза коррупционные метастазы проникли практически во все слои и группы обществ постсоветских государств. В Российской Федерации общенациональный коррупционный механизм не только превратился в самую мощную силу, но фактически уже поглотил государство. По уровню коррупции сегодняшняя Россия занимает 149 место в мире и входит в десятку наиболее коррумпированных стран мира. «Антисистема К» контролирует более 50% российского ВВП. Если еще десять лет назад «откаты» при получении государственных заказов составляли 10-20%, то в настоящее время они поднялись до 40-50 и даже до 70%.

При таком уровне коррупции никакая модернизация страны в принципе невозможна, а выживаемость российского общества даже в среднесрочной перспективе становится крайне сомнительной.


Поскольку кадровые вопросы решает «антисистема К», то, следовательно, именно она и обладает реальной властью в стране.

В.Путин в своем ближайшем окружении несколько раз жаловался на всесилие коррупционного механизма: «Вот, например, у нас есть хороший, важный для государства проект. Есть деньги на реализацию этого проекта. Есть проверенный вроде бы товарищ, чтобы возглавить проект. И что? Проходит какое-то время: проект не реализован, денег нет, товарища мы потеряли».

Возможно, Путин и Медведев действительно хотели бы ограничить влияние российской «антисистемы К». Но слишком не сопоставимы силы. Поэтому и возможности тандема влиять на кадровые решения серьезно ограничены. Общенациональный коррупционный механизм в России включает в себя от 5 до 7 миллионов человек и охватывает практически все государственные институты страны, включая силовые и правоохранительные. Именно «антисистема К» фактически правит страной через поглощенные и контролируемые ею государственные институты. Личности и даже группы личностей, пусть даже самые волевые и умные, «антисистеме К» не страшны. Ей может противостоять только эффективная и работающая система.

Реальные взаимоотношения «антисистемы К» и российского общества, которым она правит, в очередной раз выпукло и без прикрас проявились летом 2010 года.

ИХ ВЗГЛЯД

Внимательно наблюдая за пожарищами и дымом, охватившими летом Россию, западные эксперты даже в открытой прессе сформулировали несколько выводов.

Во-первых, количество существенных сбоев и дисфункций в российской системе принятия решений значительно возросло на фоне растерянности и рассогласованности в действиях высших российских руководителей. Когда десятки миллионов российских граждан, давясь, вбирали в свои легкие канцерогенные вещества, президент страны отправился в Сочи, чтобы, как написала официально его пресс-служба, «подышать морским воздухом и позаниматься йогой», а мэр Москвы и одновременно муж самой богатой женщины в России поехал за горным воздухом в австрийские Альпы.

Во-вторых, нынешние события ясно продемонстрировали «серьезные недостатки в механизме предоставления российскими спецслужбами прогнозной информации и отсутствии у Кремля адекватного сценарного мышления».

В-третьих, многие западные аналитики на основе результатов мониторинга событий в июле-августе нынешнего года стали настойчиво утверждать об отсутствии у Москвы каких-либо вариантов мобилизационного плана. Может быть, именно поэтому режим чрезвычайного положения не был введен в российской столице, даже тогда, когда москвичам рекомендовали не выходить на улицу.

В-четвертых, западные эксперты заявляют о «поразительной» неэффективности российских силовых структур, проявившейся в условиях летнего кризиса». Здесь особо, по их мнению, выделялись российское Министерство обороны и ФСБ.

В-пятых, в условиях критической ситуации на большей части европейской России проявился серьезный дефицит госрезервов.

В-шестых, нынешние события показали, как мало у России в мире надежных и реальных союзников. Это вновь доказывает, что процесс сужения российского внешнеполитического коалиционного потенциала продолжается.

ЕСТЬ ЛИ У РОССИИ ПОТЕНЦИАЛ ВЫЖИВАНИЯ?

Экологическая катастрофа 2010 года стала демонстрацией разнообразных патологий и дисфункций российского государства, оккупированного «антисистемой К».

Во-первых, речь идет об отсутствии в стране общенациональной системы  разнообразных патологий и дисфункций российского государства, оккупированного «антисистемой К».

Во-первых, речь идет об отсутствии в стране общенациональной системы ответственности. Только прямые убытки России от пожаров составят после подсчета не менее 500-600 миллиардов рублей. Вместе с косвенными убытками эта цифра может возрасти до полутора триллиона рублей, а то и гораздо больше. Но, скорее всего, все эти цифры постараются быстрее забыть и не вспоминать.

Соответственно вопрос: кто же ответственен за это горе? — останется без ответа.

Предварительные прогнозы о возможном жарком и засушливом лете, о потенциальной засухе, о возможных массовых пожарах на европейской территории России появились еще зимой. То есть перед страной возникла угроза, причем достаточно серьезная, в условиях продолжающегося достаточно длительного глобального потепления и на фоне начавшейся активизации солнечной активности. Кто-то, какой-то государственный орган должен был еще в начале года зафиксировать эту угрозу, приступить к ее мониторингу, затем разработать и смоделировать альтернативные сценарии развития этой угрозы, сформулировать предварительную систему рекомендаций по ее локализации и минимизации ее последствий, предложить план соответствующих организационных, экономических, политических, информационных мероприятий и т.д.

Этого не было сделано.

На всякий случай, параллельный дубляж такой работы должны были осуществить соответствующие ведомства национальной безопасности, ответственные за постоянный мониторинг системы угроз против страны. Этого также не было сделано.

В России нет общенациональной системы ответственности за реализацию принятых решений. Даже если предположить, что соответствующие решения все же принимались. Но ответ на вопрос — а почему отсутствует такой механизм ответственности — на самом деле есть, и очень простой. Потому что механизм ответственности не соответствует интересам и целям, поэтому не нужен российской «антисистеме К».

В Китайской Народной Республике такая система ответственности, в отличие от России, существует. Когда из-за нарушений правил безопасности в одной из китайских шахт весной произошел пожар и погибли десятки рабочих, несколько основных акционеров и владельцев этой шахты были расстреляны. И это был не популистский ход, а важный мессидж всему китайскому обществу: система ответственности в Китае функционирует и обеспечение ее функционирования для высшего китайского руководства является приоритетной задачей.

В почти аналогичной российской ситуации на шахте «Распадская» никто из владельцев не пострадал. Погибли почти сто человек, а генерального директора даже не уволили (или, скорее, не смогли уволить).

Во-вторых, летние события доказали, что в России отсутствует общегосударственная система контроля. Мы узнали, например, что несколько раз выделялись деньги на затопление торфяников в Московской области. Это как раз те торфяники, которые столицу нашей Родины превратили в большую газовую камеру.

Кто и как контролировал расходование этих очень больших средств?

Только постфактум обнаружилось, что в стране нет достаточного количества противопожарной техники, нет соответствующего инвентаря, нет противопожарных прудов, нет инструкций, что надо делать в экстремальных пожарных ситуациях. Нет многого чего, что должно быть. Почему, например, во Франции, которая по территории в тридцать раз меньше России, противопожарных самолетов в шесть раз больше? Сейчас, после летней катастрофы, власти собираются покупать аж… два дополнительных самолета. Это разве не смешно?

В-третьих, неожиданно обнаружилось, что в России отсутствует общенациональная система обратной связи. Ведь множество проблем, которые вскрылись на фоне пламени и дыма пожарищ, возникли не вдруг, не за несколько дней. По логике поток информации об этих проблемах должен был поступать наверх, в соответствующие компетентные инстанции, откуда в виде обобщенных оценок должен постоянно направляться высшему политическому руководству. Причем такой поток информации должен несколько раз проверяться и перепроверяться по разным, часто даже альтернативным, источникам.

Тогда получается, что либо такого общенационального механизма обратной связи в стране нет вообще, либо он функционирует максимально плохо.

При И.Сталине механизм обратной связи в Советском Союзе был одним из лучших в мире. Но российской «антисистеме К» такой механизм в принципе не нужен.

В-четвертых, нынешняя экстремальная ситуация в очередной раз ясно и четко продемонстрировала, что в России нет никакой ответственной реальной элиты. Это подтвердил сам российский премьер-министр, объявив, что лично будет мониторить за тем, как идет стройка нескольких сотен домов для погорельцев. Тем самым В.Путин еще раз признал, что элита, которой он мог бы поручить даже такое мелкое, по сути дело, в стране отсутствует.

В критических для социума ситуациях именно реальная элита отвечает за функционирование системы ответственности, демонстрирует волю к преодолению кризиса и служит примером для подражания для тысяч и миллионов. Но это происходит в обществах, которые стремятся выжить…

Я не говорю о сценарии «Если завтра война»… Представьте себе другую, тоже вполне возможную при определенных обстоятельствах ситуацию.

Лето 201.. года. Опять тропическая жара, вновь горят торфяники, снова удушающий смог окутал основные российские города. Пожары распространяются по всей России. И в этот момент происходит — случайно или не совсем — серьезное ЧП на одной из российских атомных электростанций (типа чернобыльского инцидента или что-то посерьезнее). А если к тому же, почти одновременно, взорвется какой-то крупный химический комбинат, здесь же, на европейской части? А если, вдруг, некие террористы (или те, кто за ними стоят) объявят о том, что вся водопроводная вода в крупных российских городах смертельно отравлена? А если?.. Можно продолжать…

Начнется совершенно невообразимая паника. Большинство представителей российской квазиэлиты сбегут вместе с семьями и родственниками из страны. Система управления разрушится буквально за несколько часов, начнется социальный, экономический и политический хаос… Странно, но в истории именно те социумы, которые не готовятся к выживанию, неожиданно сталкиваются с самыми катастрофическими сценариями!

События 2010 года вновь наглядно продемонстрировали, что нынешнее российское общество не имеет мобилизационной идеологии. В условиях, когда впереди у страны очень сложный период и в плане международной политики, и в плане возможных техногенных и природных катастроф, и в плане возможной резкой дестабилизации в ряде российских регионов, только общенациональная идеология выживания способна в принципе объединить общество перед лицом вала наступающих угроз.

Именно идеология выживания должна стать главной общенациональной идеей. Даже если это очень многим не понравится. Потому что без такой идеологии невозможно выстроить стратегию выживания. Но реализовать такую стратегию можно только в процессе борьбы с «антисистемой К».

А вот для этого и придется вспомнить забытую тайну Советского Союза.

Москва, 2010 год.
Шамиль СУЛТАНОВ
Источник
Георгій Почепцов
https://www.facebook.com/Georgii.Pocheptsov/posts/586020231458247

Tags: Деньги, Капитализм, Коррупция, Криминал, СССР
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Дорогой читатель, мы живет во время, которое лично мною воспринимается как некий переход, с одного уровня на другой, как переход в другую реальность и другую жизнь. И для того , чтобы более ясно передать свои мысли, хочу обратить ваше внимание в далекое, далекое прошлое. В самые древние…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments