КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Зарплата на весах экономики: яд или лекарство против кризиса?

Надпись: "Новая цена" © i.huffpost.com
Кризис в США как будто заканчивается. Биржевые котировки и корпоративные прибыли взлетели до небес, цены на жилье и спрос на него понемногу растут, появляются новые рабочие места. В мае их число выросло на 175 тысяч (и даже на 195 тыс. по пересмотренным данным!) при прогнозе 163 тыс., а за июнь также на 195 тысяч при прогнозе в 150 тысяч. После публикации этих данных курс доллара подскочил, пошли вверх и цены на нефть, так что рост американской экономики помогает держаться на плаву стагнирующей экономике российской, зависящей от экспорта углеводородов.

Строительство нового жилья выросло на 6,8%, с учетом сезонных колебаний, до годового уровня в 914 000 единиц. Строители наращивают темпы для удовлетворения спроса — выше стропила, плотники! — и жалуются на нехватку рабочей силы, однако безработица все та же, 7,6%, и до целевого уровня в 6,5% еще далеко. А главное, у основной массы трудящихся пока нет ощущения позитивных перемен. В чем же дело? В том, что выход из кризиса в значительной степени происходит за счет этих самых трудящихся.

Ведь о чем свидетельствует преодоление индексом Доу-Джонса отметки в 15 тысяч пунктов? О том, что владельцы акций, то есть люди богатые, стали еще богаче. Об этом же говорят и рекордные прибыли компаний, входящих в индекс Standard & Poor’s. Но лишь менее трети американских семей вложили в акции более 10 тысяч долларов, поэтому не они, а широкие массы трудящихся, не имеющих акций, определяют потребительские расходы, которые, в свою очередь, обеспечивают 70% общей активности. Таков давно известный феномен американской экономики: она фактически самодостаточна и от спроса здесь зависит все, это основа основ. Что прекрасно понимал Генри Форд — и хорошо платил своим рабочим, чтобы те могли покупать его автомобили.

Но потребительские расходы растут медленно, поэтому тормозится и восстановление экономики. Да и с чего бы им расти, если средняя почасовая оплата труда за год выросла на два процента и достигла в июне $ 20.14, но этот прирост был с запасом съеден увеличением налогов, уменьшением налоговых возвратов и банальной инфляцией. По данным Pew Research Center, за первые два года восстановления экономики благосостояние повысилось лишь у 7% наиболее обеспеченных семей, у остальных оно снизилось.

Кстати, к инфляции Федеральная резервная система относится очень внимательно, но, в отличие от российских, регуляторов очень беспокоится, когда та снижается, поскольку это свидетельствует о падении потребительского спроса. Пример дефляционной Японии пугает! Там цены летят вниз вот уже пятнадцать лет, соответственно, и экономика впала в затяжную рецессию. Да, индекс американских потребительских цен (CPI) в мае начал расти, как и базовый индекс инфляции (core inflation — CI), который исключает из расчета продукты питания и энергоносители, и это хорошая новость. За последние 12 месяцев CI вырос на 1,7%, то есть приближается к планке 2 %, определенной ФРС, что даст больше аргументов для сокращения программы кризисного стимулирования экономики уже этой осенью.

О двухпроцентной инфляции мечтает и премьер-министр Японии Синдзо Абэ, но он лучше американских руководителей бизнеса понимает тесную связь оживления экономики с потребительским ростом, каковой в конечном счете зависит от заработной платы работающего населения. Абэ хочет разорвать замкнутый круг: падение спроса — уменьшение доходов корпораций — снижение расходов и в первую очередь зарплаты сотрудников — дальнейшее падение потребительского спроса.

Премьер обращался к крупнейшим представителям бизнеса с просьбой повысить зарплату сотрудникам, пытаясь убедить их помочь правительству в борьбе с дефляцией, доказывая, что активное стимулирование экономического роста и небывало низкий курс иены вскоре обернутся резким ростом корпоративных прибылей. Он уверен, что рост зарплат позволит усилить потребительский спрос и наконец-то вывести показатели инфляции из отрицательной зоны. Но японские компании пока не готовы сделать свой финансовый вклад в ускорение третьей по величине экономики мира.

Согласно опросу экспертов, 85% представителей японского бизнеса намерены в этом финансовом году (начинается в апреле) либо сократить уровень зарплат сотрудников, либо оставить его прежним. А без серьезного повышения оплаты труда попытки ЦБ добиться инфляции на уровне 2% будут иметь лишь негативный эффект, сокращая спрос и понижая темпы экономического роста. Дело в том, что снижение зарплат японцев шло куда быстрее темпов дефляции. Так, с 1997 года средний размер заработной платы упал на 12,2%, до 314 тыс. иен (самый низкий показатель с 1990 года), тогда как индекс потребительских цен лишь на 3,6%.

Нежелание японского бизнеса пойти навстречу правительству вызвано желанием сначала убедиться в повышении спроса на внутреннем рынке, увидеть рост цен. И круг снова замыкается. Аргументы крупных компаний можно понять, но в США повышение спроса и рост цен очевидны, однако капитаны американского бизнеса также не идут на повышение зарплат. А ведь феномен высоких зарплат тесно связан с феноменом «американского экономического чуда» XIX века, когда неожиданно для высокомерной Европы, считавшей себя центром цивилизации, США вырвались в индустриальные и технологический лидеры! Об этом и писал в своем отчете о командировке в САСШ в 1893 году директор Харьковского технологического института Виктор Львович Кирпичев. Поездку он совершил по поручению министра финансов Российской империи С.Ю. Витте.

Чем же объяснял профессор лидерство Америки? Парадоксально, но в первую очередь, высокой заработной платой: «Влияние этого обстоятельства ясно сказывается и на общих чертах промышленности, и на подробностях ее организации, и даже на мелких частях, деталях машин и приборов». Из приведенных в отчете таблиц и данных следует, что зарплата русских рабочих была в четыре раза меньше зарплаты американских. Кстати, московский профессор тогда получал в 20 раз больше рабочего…

И хотя по европейским меркам жизнь в Америке была достаточно дорогой, все же феномен высоких зарплат поражал воображение, особенно на фоне более дешевой и более качественной продукции американского машиностроения.

Высокая заработная плата надежно обеспечивала страну от социальных потрясений, но побуждала рабочих бороться за свои права, что стимулировало развитие демократии. Недаром Первомай пришел к нам из Америки, как и гражданское общество, в целом. Именно поэтому Путин, как и все диктаторы, не любит США! Свободным и богатым народом трудно управлять, он произвол и коррупцию терпеть не будет.

Высокая заработная плата объяснялась долгим периодом нехватки рабочих рук. В этом и состоит коренное отличие США, первопроходцев модернизации и демократии, от современных «восточных тигров» и Китая, преимуществом которых является дешевая рабочая сила. Именно высокая оплата труда стала главным стимулом блестящего развития американской промышленности! Что, в свою очередь, привело к изменению образа жизни американцев, к стремительному росту их жизненных стандартов, к появлению еще одного американского феномена — среднего класса — и к самодостаточности американской экономики.

Но капитал жаден, и Генри Форды встречаются редко. Да, Джон Рокфеллер (1839 — 1937) — глава Standard Oil, самый богатый человек в истории — основал Университет Чикаго, а также университет и фонд своего имени. Да, Эндрю Карнеги — основатель Carnegie Steel Company, второй по величине богач США после Джона Рокфеллера — пожертвовал деньги на создание более чем 2500 библиотек по всему миру и основал Карнеги Меллон Университет и фонд Карнеги. И так далее, вплоть до Билла Гейтса и Уоррена Баффета — примеров меценатства американских миллиардеров множество.

Однако платить своим рабочим приличную зарплату они никогда не спешили и делали это лишь в самую последнюю очередь, под давлением обстоятельств, самих рабочих и конкурентов. Поэтому Америка быстро пришла к выводу, что дикий капитализм опасен для общества. Поскольку же американское общество всегда было гражданским и построило для себя соответствующее государство, то последнее и занялось регуляцией бизнеса. Результаты бывали разные.

Так, в 1933 году Конгресс ввел МРОТ, минимальный размер оплаты труда: за 1 час работы она не может быть ниже 33 центов. Конгрессмены были убеждены, что рынок сам не в состоянии определить должную цену за труд наименее квалифицированных, наименее способных работников.

МРОТ сейчас установлен во многих странах, а экономисты продолжают спорить о его выгодах и недостатках. Сторонники введения МРОТ уверены, что он повышает средний уровень жизни населения; вдохновляет работников на труд, так как зарплата гарантирует возможность более или менее нормальной жизни; увеличивается денежная масса, что ведёт к увеличению потребления и оживлению экономики; сокращается текучесть кадров, так как уровень зарплаты гарантирован; увеличивает доходы беднейших слоёв населения. У противников свои аргументы: повышение зарплаты ведёт к росту цен, к инфляции; наносит ущерб малому бизнесу, где на счету каждая копейка; ведёт к росту безработицы, так как бизнесы, экономя средства, вынуждены сокращать рабочие места; гарантируя определённый уровень зарплаты, лишает стимула повышать образование.

Споры длятся по сей день, но взгляните на диаграмму промышленного производства в США: после введения МРОТ в 1933 году оно стало расти. Конечно, не только из-за введения МРОТ, но и благодаря ему тоже.

Второй пример. Принято хвалить рейганомику, которая спасла Америку от стагфляции и знаменовала начало длительного периода экономического роста. Но сейчас стало очевидно, что именно при Рейгане, когда была заморожена минимальная зарплата и снижены налоги на богатых, страна из всемирного кредитора превратилась в крупнейшего должника. При нем начало усиливаться социальное расслоение. При нем начался закат среднего класса. Более того, есть все основания полагать, что именно рейганомика в конечном итоге и стала причиной экономического кризиса 2008 года, из которого мир так и не выбрался. Недаром известный гробовщик истории Фрэнсис Фукуяма сказал: «это не конец капитализма. Я думаю, это конец рейганизма». Боюсь, однако, что он снова не прав…

Второй причиной кризиса в США стал массовый вывод производства на восток, особенно в Китай. Ликвидация рабочих мест привела к снижению реальных доходов населения, что заставило его отказаться от патриотичного принципа «покупай американское!» и обратить внимание на дешевые китайские товары. Так замкнулся еще один порочный круг. Это же снижение доходов подвигло банкиров и риэлторов на изобретение все более подозрительных схем ипотеки и кредитования. На раздувание мыльных пузырей. На извлечение прибылей из будущего. Извлекли. И откатились в прошлое…

Недавно мы сообщали о том, что нью-йоркское управление транспорта собирается отдать контракт на $235 млн. на изготовление плит для ремонта гигантского моста Верразано в Китай. С одной стороны, оно экономит деньги налогоплательщиков: для того, чтобы оставить проект в Америке, нужны еще $100 млн. Что ж, это похвально. Но с другой стороны, оно субсидирует китайскую промышленность, убивая при этом рабочие места в США и сокращая тем самым потребительский спрос, основу основ американской экономики. Вложи эти треть миллиарда в американскую промышленность — и они откликнутся эхом возросшего спроса, запуская механизм положительной обратной связи.

Понимая все это, Барак Обама предложил повысить минимальную часовую ставку до $9 в час. Разумеется, предложение встречено в штыки республиканцами, традиционными сторонниками невмешательства государства в экономику, что на деле означает лоббирование интересов жирных котов. Может быть, Обама популист? Нет, он реалист.

Сами судите: по государственной статистике, за последние 40 с лишним лет реальная покупательная способность федеральной минимальной почасовой ставки сократилась почти что на треть. Если принять за основу уровень 1968 года, то сегодня эквивалентная часовая плата должна была бы составить не $7,25 и даже не предложенные Обамой $9 (начиная с 2015 года), а $10,56!

Федеральный уровень минимальной зарплаты — $7.25 в час. Уровень минимальной ставки для каждого отдельного штата можете посмотреть здесь:

Он колеблется от $7.25 до $9.19. Обратите внимание: все штаты, где минимальная почасовая зарплата не установлена законом, депрессивны.

Противники повышения ставок приводят статистику: по данным Employment Policies Institute, при увеличении ставки до $9,80 будут потеряны в общей сложности 467,500 рабочих мест! Кроме того, около 114,000 подрабатывающих подростков окажутся без работы — нанимать их работодателям станет просто невыгодно. Но они лукавят. Во-первых, увеличение ставок выведет часть низкооплачиваемых рабочих мест (сейчас их занимают бесправные мексиканские гастарбайтеры) из тени. Во-вторых, согласно последним исследованиям Федерального резервного банка Чикаго, повышение ставки на $1,00 приведет к увеличению бюджета малообеспеченных семей сразу на $2800, а эта категория граждан немедленно потратит дополнительные деньги, простимулировав производителей и подняв экономику.

Теперь вспомним то, с чего начали: средняя по стране часовая оплата едва перевалила за 20 долларов! О чем это говорит? О том, что основная масса трудящихся в США относится к категории низкооплачиваемых (меньше 10 долларов в час). Эти рабочие места в массе своей находятся в сервисном секторе (продавцы в магазинах, работники кафе быстрого обслуживания и т.п.), который включает в себя здравоохранение и правительство. На сервис, как бы ни горько было слышать это поклонникам рабочего класса и советского социализма, приходится порядка 70% всех рабочих мест, это становой хребет американской экономики!

Промышленность (включая легкую и пищевую) на сегодня — это процентов 25 работающего населения. Заработная плата и здесь в среднем не очень высока, причем имеет место большая разница в уровне зарплаты в зависимости от квалификации. Классные станочники, например, вполне могут зарабатывать 60 тысяч долларов в год. А уборщики стружки и 30 не получают.

Не будучи экономистом, я не берусь делать из приведенных фактов и данных какие-то глобальные выводы. Но здравый смысл подсказывает, что за последние тридцать лет Америка несколько сбилась с пути. Рейганомика не выдержала испытания временем. Не вспомнить ли об опыте Рузвельта?

Об авторе: Юрий Кирпичев
Родился в 1952 г. в Донецке. Работал на Донецком металлургическом заводе. Служил в Советской Армии. Окончил Донецкий университет по специальности радиофизика и электроника.
С 2006 г. живет в Америке, чередуя Нью-Йорк с Монреалем. Автор оригинальных исследований по русской военно-морской истории.


Источник
Tags: Деньги, Капитализм, Кризис, США, Экономика
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
«И мы трудимся», Николай Константинович Рерих Предназначение всякого человека – расцветать в неустанном труде, создавая пока неведомую парадигму, в процессе кристаллизации которой значительная часть старого мира будет необратимо взорвана, разрушена. Но то, что вырастет на его…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments