КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Морское пиратство, работа в море, вопросы безопасности и многое другое

Учитывая то обстоятельство, что Украина является кузницей морских  кадров для всего мира, а Одесса - не просто "Морские ворота" страны, но и крупнейший  центр подготовки кадров, город, где большинство жителей связано с морем, информация, изложенная в публикации, представляет интерес для достаточно широкого  круга  читателей блога "Команда777"

ДимитревичСовместный отчет «Цена морского пиратства 2012» Международного морского бюро (IMB), фонда «Одна Земля», организаций «Гуманитарный ответ морскому пиратству» и «Океан без пиратства» прокомментировал «Моряку Украины» Александр Димитревич, региональный директор в Украине, странах СНГ и Балтии Международной программы «Гуманитарный ответ морскому пиратству» (МПГОМП).

   «Согласно данным совместного отчета «Цена морского пиратства 2012», подготовленного Международным морским бюро (IMB), фондом «Одна Земля», организациями «Гуманитарный ответ морскому пиратству» и «Океан без пиратства», в 2012 году пиратство обошлось мировой общественности в $6 млрд долларов, из которых $5 млрд легли на плечи судоходной индустрии.

В прошлом году от рук бандитов погибли пять гражданских моряков и трое сотрудников служб безопасности. В плену по-прежнему остаются 80 человек. Риск встретить сомалийских пиратов уменьшился на 78%, но при этом наблюдается увеличение активности бандитов в районе Гвинейского залива. И это только цифры, за которыми стоят люди, и, естественно, серьезную обеспокоенность вызывает не только и не столько финансовая составляющая проблемы, а в большей степени эмоциональное, психологическое состояние моряков в плену и после освобождения. Насилие над членами экипажей растет, о чем свидетельствует представленный в отчете анализ жестокости пиратов и восприятие моряками данной ситуации».

Эти данные были представлены в Лондоне 18 июня международной морской общественности, и это уже третий отчет организации «Океан без пиратства». Впервые он включает в себя не только сведения о бандитизме близ Сомали, но и данные из западной Африки, где пиратство приобретает все большие масштабы. Кроме того, наряду с финансовой оценкой ущерба от пиратских действий, отчет впервые содержит информацию о тех психологических трудностях, с которыми сталкиваются моряки после плена, когда остаются с проблемами один на один.

Нужно ли публиковать эту информацию? – вопросом на вопрос отвечает Александр Димитревич. – С одной стороны, некоторые считают, что такая информация может насторожить и даже напугать моряков и, вероятно, повысит беспокойство их семей. Но проблема существует, и ее замалчивание, использование «страусиной» политики никак не способствует ее разрешению. С другой стороны, открытое обсуждение и внимание морской общественности дает возможность лучше подготовиться к ситуации. И если нечто подобное, не дай Бог, произойдет, участники будут готовы к кризису.

Необходимо сразу отметить, что за все время атак современных морских пиратов с 2007 года в плену побывало около 190 украинцев, и за последний год количество атак пошло на спад, что свидетельствует о действенности мер по борьбе с пиратством, в которую включился весь мир. Вероятность попасть в такую ситуацию составляет менее 0,05%. В обычной жизни рисков гораздо больше!

Наша программа основана три года назад, рассказывает Александр Димитревич. Пиратство было на пике, и морское сообщество понимало, что надо предпринимать комплексные меры. Все включились: Международная морская организация пыталась разрешить проблему на своем уровне, расширяя и обозначая новые зоны пиратской активности, межправительственные организации обсуждали возможности проведения военных операций, профсоюзы пытались внести дополнения к коллективным договорам, чтобы поднять уровень социальной защищенности в случае атаки. У меня всегда был интерес к оказанию помощи морякам и понимание того, что не только финансовые и юридические инструменты являются важными в кризисных ситуациях. Не все можно учесть и прописать в договоре или законе. Есть неписанные правила общения и поддержки в социуме, то, что мы называем человечностью. В общем, я был приглашен в качестве одного из консультантов в группу по постановке задач, разрабатывающей базу для оказания помощи в случае кризиса – нападения пиратов. Программа была инициирована Трастовым фондом ITF, куда вошли специалисты в области психотравмы, социологи, психологи, антропологи, эксперты в области морских практик, юристы. Мы начали разбирать ситуацию по частям, задавая себе вопрос: «Что важно для моряков?». И сразу же поняли, что программа должна быть ориентирована не только на моряка, но и на его семью. Когда нам плохо, мы думаем о близких. Мы не являемся обособленными элементами, живущими в вакууме, у нас есть социальное окружение – близкие, друзья. Мы проводили интервью с моряками в разных уголках Земного шара и увидели характерные тенденции, на основе которых был разработан и издан первый наш документ руководство «Правильная практика для судоходных компаний и крюнговых агентств для поддержания моряков и членов их семей в кризисных ситуациях». Также мы начали обучающую работу. А в марте 2012 года я был назначен региональным директором Международной программы «Гуманитарный ответ морскому пиратству» в нашем регионе.

Александр, насколько объективен анализ данных, который представляет ваша организация?

Все выводы мы делаем на основе эмпирических данных, полученных от моряков. Моряки делятся тем, что произошло, как это было, что пережили, понимая, что эта информация может помочь их коллегам и даже спасти чью-то жизнь. Самый главный вопрос для нас «как можно помочь моряку и членам семей». Моряки для нас являются учителями. Их ответы легли в основу создания «Правильной практики». К примеру, моряки чувствуют себя гораздо безопаснее, если на судне предприняты комплексные меры защиты. Они скептически относятся к перспективе поливать вооруженных до зубов пиратов из брандсбойта водой и при этом маневрировать. Но все отмечают эффективность комплексных мер – наличие «спирали Бруно», электропроволочной защиты, водяных пушек, цитадели и вооруженной охраны, что дает возможность чувствовать себя более уверено. Они отмечают, что после попадания в плен, наряду с унижением, страданием, лишением, постоянно присутствует мысль об ответственности перед семьей. Ведь моряки идут в море заработать. А вместо этого находятся в плену. Второй момент, это беспокойство, что они могут быть обвинены судовладельцем в неправильных действиях, из-за чего произошел захват. Основываясь на подобных данных, мы делали выводы и заключения.

Оцените украинских моряков с точки зрения противодействия пиратам.

Все зависит от воспитания, социально-психологического опыта и целого ряда иных факторов. Вообще, молодые моряки легче переносят стрессовые ситуации. «Надстройки», которые у нас есть, воспитание, статус, отношение в обществе претят одной только мысли о возможности быть униженным кем-то. В детстве мы намного легче переносим физический контакт. А взрослым это дается гораздо сложнее, тем более, когда это связано с физическими и психологическими истязаниями. Ребенок переносит какое-то условное или даже физическое наказание и через время «забывает» об этом, как ни в чем не бывало. Это некая условная игра, принятая в обществе. Попробуйте накажите взрослого человека. Это может стать серьезной душевной травмой.

В нашей среде в воспитании с детства закладывается больше самопожертвования. Мы воспитывались на примерах героев войны и революции. Что касается европейских моряков, индусов, филиппинцев, они отдают себе отчет и резко проводят грань между долгом и тем, чего они делать не должны. То есть они понимают, что являются гражданскими моряками. И отбивать нападение пиратов – удел военных и охранных фирм. Вообще, на мой взгляд, достаточно сложно провести грань между показной бравадой и настоящим героизмом на борту судна. В ситуации захвата, плена, героическим поведением может быть отдать последнюю крошку, поделиться водой, уладить конфликт. Но когда моряк лезет отбирать автомат у пирата, копируя поведение киногероев, он подвергает опасности других членов экипажа без шансов на успех. И в такой ситуации нужно это понимать.

Еще одна проблема – наши моряки, выходцы из бывшего Союза, до того, как они попадают в плен, критически относятся к гуманитарным аспектам поддержки. Для этого у нас есть подготовительные модули и тренинги, которые помогают выработать определенные реакции и навыки поведения на случай кризисной ситуации: как помочь себе, своим близким, коллегам. Мы говорили с украинскими и российскими экипажами, которые побывали в плену. Они не склонны ныть, изливать душу. Но на вопрос, что вам помогло пережить пиратский плен, многие отвечают: молитвы, мысли о семье, позитивное мышление, коллеги. Кто-то мысленно строил дом и думал, что он сделает, когда вернется, как устроит ландшафт, высадит деревья. Они сами пришли к подобным выводам и техникам, которые позволили выжить. Есть схожие психотехники, которые рекомендованы специалистами-психологами. Кроме того, по возвращении практически все отметили, что было бы полезно пообщаться с тем, кто понимает их ситуацию, несмотря на то, что до кризиса они скептически относились к вопросу. Наш менталитет очень сильно отличается, к примеру, от менталитета индийских или филиппинских моряков, более гибких в кризисных ситуациях. После возвращения индусы пойдут к специалистам-психологам, чтобы поговорить о ситуации, они будут открыты для обсуждения проблемы. Филиппинцы пойдут к психологам или к священникам. А украинцы в большинстве случаев не прибегают к такой помощи.

Вывод о проблеме надо говорить. Каждый моряк, отправляясь в рейс, должен отдавать себе отчет о вероятности угрозы и собственной готовности помочь себе и своим коллегам. Должен знать, что будет делать компания в случае захвата пиратами. Поэтому не лишне спросить перед уходом в рейс, есть ли в компании план действий «Emergency Plan» на случай захвата, предоставляется ли вооруженная охрана для прохода зон повышенного риска; посмотреть, какие гарантии дает коллективный договор. Восемьдесят семь процентов европейцев предпочитают оговорить проблему, для того чтобы лучше понимать, что делать. У нас же в семьях предпочитают «не знать», «закрыть глаза», надеясь на авось. Такой подход сродни попытке пересечь автомагистраль с завязанными глазами.

Поэтому мы считаем, что стоит привлекать судовладельцев и крюинговые компании, от которых зависит безопасность моряков, морские береговые сообщества, тренажерные центры, преподавателей. Они должны дать моряку всю информацию о проблеме, поддержать семьи. Если проблема есть, ее нужно решать. И все больше морских вузов и крюингов признают это. Перед уходом в рейс моряк обязательно должен знать свой контракт. Какая компенсация предполагается по болезни, травме и попадании в пиратский плен. Мы видели, что было с экипажами, которых не интересовали эти проблемы. Вернувшись на родину, они не получили компенсации, должного лечения и помощи. Потому что все были уверены, что в контракте что-то есть. Но никто не удосужился проверить, что именно. Надежда на провидение часто дает такие результаты.

Если количество захватов сомалийскими пиратами значительно снизилось, можно сказать, что проблема пиратства постепенно решается?

Не хочется делать скоропалительных выводов, но некие результаты достигнуты, и, вероятно, все благодаря комплексу мер: наличию вооруженной охраны, патрулированию вод натовскими военными, европейскими ВМС, наличию системы оповещения. Огромный вклад внесли и «миссионеры», представляющие различные организации и службы на побережье Сомали. Они вели просветительскую работу с шейхами, главами местных кланов и доводили до их сведения, что захват заложников является грубым нарушением Корана и религии. Во многих случаях они получали поддержку. Все эти меры сработали.

В то же время, если в районе Сомали захватов стало меньше, то появилась большая проблема в районе Нигерии. Там пиратство отличается целым рядом характеристик. В основном это хорошо обученные вооруженные группы, состоящие из бывших военных, которые, подходя на скоростных лодках, могут быть очень агрессивными. Они нападают с целью грабежа. У них нет возможности угнать и удерживать судно, как у сомалийцев. И они в основном похищают моряков с борта судна. Эти пираты не склоны проявлять насилие, направленное на долговременное подчинение экипажа, как сомалийцы. При этом в момент нападения, атаки, могут стрелять в людей. Сомалийцы же более склоны запугивать. За прошедший год в Гвинейском заливе было захвачено 15 украинцев. Всего атакам подверглось 966 моряков, из них 206 были захвачены в плен. Период их удержания составил от четырех дней до месяца. Пять человек удерживаются с целью получения выкупа до сих пор.

Но разбои и грабежи происходят и в Малаккском проливе и у берегов Южной Америки, где пираты проникают на борт корабля и крадут из кают технику и деньги.

На кого ориентирована ваша программа? Что сделано за три года?

Программа занимается поддержкой всех моряков и членов их семей, которые столкнулись с насилием, пиратскими нападениями и вооруженными ограблениями, с захватом заложников. Мы адаптировали английский текст русского руководства, так как рекомендации могут быть полезны только с учетом нашей истории, ментальности и национальных особенностей. Мы провели целый ряд конференций, презентаций для учебных заведений, регулярно встречаемся с кадетами и студентами, будущими крюинговыми менеджерами. За прошедшее время благодаря активной работе членов Национальной рабочей группы «Гуманитарный ответ морскому пиратству» в рамках поставленных задач были проведены Международный практический семинар «МПГОМП/Центр взаимодействия НАТО с гражданскими судами» под эгидой V.Ships (Украина), презентация Руководства «Правильная практика для судоходных компаний и крюинговых агентств по оказанию гуманитарной (психологической) поддержки морякам и членам их семей» на русском языке.

В следующем месяце планируем провести конференцию для морской общественности Крыма с показом фильма «Заложник», созданного датским режиссером на основе реальных событий, пиратского плена. Также нечто подобное планируем в Одессе. Премьеры кинокартины уже состоялись в Мумбаи, Маниле, Лондоне, Дублине и Брюсселе.

В планах дальнейшее развитие программы, проведение тренировочных модулей как для моряков, так и для специалистов судоходных компаний и крюинговых агентств, анализ кризисных ситуаций и проведение необходимых исследований, которые помогут в решении вопросов психологической подготовки экипажей.

Ссылка на отчет «Цена морского пиратства 2012»: http://www.oceanuslive.org/Main/ViewNews.aspx?uid=00000732&fb_action_ids=646146925413982&fb_action_types=og.recommends&fb_source=feed_opengraph

Справка

Международная программа «Гуманитарный ответ морскому пиратству (МПГОМП Maritime Piracy Humanitarian Response Programme) www.mphrp.org учреждена в 2011-го. В Руководящую группу МПГОМП входят представители Международная морской организации, судоходного офиса НАТО, Центра безопасности судоходства ЕС, Международного Морского Бюро; INTERCARGO, INTERMANAGER, INTERTANKO, Международной Ассоциации морской медицины, ITF, ICSW и многие другие.

Инна Ищук

Оригинал взят
у moryakukrainy в Александр Димитревич и Международная программа: "Гуманитарный ответ морскому пиратству"

Tags: Безопасность, Пиратство, Полезная информация, Работа
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
«И мы трудимся», Николай Константинович Рерих Предназначение всякого человека – расцветать в неустанном труде, создавая пока неведомую парадигму, в процессе кристаллизации которой значительная часть старого мира будет необратимо взорвана, разрушена. Но то, что вырастет на его…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments