КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Год работы «Месье Нормаль». Итоги и мнения...



Первый год деятельности французского президента-социалиста Франсуа Олланда подходит к концу. Все больше можно слышать критических отзывов о его результатах, не только со стороны симпатизирующим определенным идеологиям французских СМИ, но и рядовых французов, которые так и не убедились в реализации главного лозунга президентской кампании Олланда: «Перемены сейчас». Перемены есть, но их немного, и они не оправдывают тех ожиданий, которые возлагали на Олланда французы, желающие быстрее избавиться от последствий политики Николя Саркози, усугубившей положение Франции во время кризиса. Популярность президента тает на глазах.Свою оценку сложившейся ситуации дает в интервью Euronews Лоран Жофрен, французский историк и редактор журнала «Le Nouvel Observateur»: «Ситуация стала весьма бурной, а в подобной ситуации нужно действовать крайне энергично.

Франсуа Олланд ведет умеренную социал-демократическую политику. У него есть программа реформ, которые он реализует одна за другой, и он избегает драматичности в своих выступлениях. И рано или поздно люди начинают думать: он не понимает всего драматизма ситуации. И именно это, с моей точки зрения, одна из главных причин его непопулярности. Не потому, что он делает какие-то шокирующие вещи, оскорбляющие чувства людей, а потому что он создает образ власти, не готовой к испытаниям. Так что на него несправедливо нападают. Его политика не столь плоха, плох тот способ, которым она проводится, так что ее и не углядишь

В свою очередь Паскаль Перино, директор Центра политических исследований Sciences Po считает: «Что касается популярности, за исключением Ангелы Меркель в Германии, пребывание у власти негативно отражается везде в Европе. К тому же есть склоки в правительстве. Это отсутствие дисциплины не приветствуется во время кризиса, когда общественное мнение ожидает работы крепко спаянной команды. А тут полифония становится какофонией.» Серьезный удар по рейтингу Олланда нанесло и дело экс-министра бюджета Жерома Каюзака, у которого оказались сбережения в швейцарском оффшоре.

Год работы команды «Месье Нормаль»

Фото: EPA/UPG

Французские СМИ насчитали около 30 предвыборных обещаний, которые «Месье Нормаль» (обычный), как называют французского президента, воплощает в жизнь, 15 он уже выполнил (среди них - вывод войск из Афганистана), еще как минимум от десятка отказался. Главным достижением правительства можно считать принятие 8 марта «контракта поколения», направленного на стимулирование занятости молодежи и лиц предпенсионного возраста, а также создающего особые преференции для предприятий малого и среднего бизнеса. Если он принесет плоды, страна сможет частично избавится от главного бедствия-безработицы, достигшей 3, 2 млн.чел.

Одна из самых острых проблем Европы - конфликт между высокими зарплатами топ-менеджеров и низкими зарплатами рядовых сотрудников, решена правительством в форме 45% налога на зарплаты свыше 150 тыс. евро. Созданное Министерство по правам женщин сейчас осуществляет программу по обеспечению равенства оплаты труда мужчин и женщин (за один и тот же труд разница в доходах при Саркози составляла 28%).

Создан Банк общественных инвестиций во главе с одним из лидеров социалистов Сеголен Руаяль, но вместо установления жесткого контроля над финансированием банками производственной сферы, чего требовала часть левых симпатиков Олланда, государство продаст часть акций в крупных компаниях, чтобы направить деньги на поддержку инновационных производств, которые не желает инвестировать безразличный к науке французский крупный бизнес.

В сфере образования государство вернуло пятидневную учебную неделю в начальную школу, вместо четырехдневной, установленной Саркози для экономии средств и под предлогом заботы о здоровье маленьких французов. До 50 тысяч рабочих мест могут создать в яслях и детских садах. Одновременно министр образования Венсан Пейон вступил в жесткую конфронтацию с системой религиозного образования и воспитания, как католического, так и мусульманского. Вовремя, учитывая вмешательство католической церкви в политику и колоссальные инвестиции Катара в Союз исламских организаций Франции. Последний объединяет миллион французских мусульман (15%), исповедующих взгляды, близкие к «Братьям-мусульманам» в Египте.

Франсуа Олланд выполнил также обещание о принятии закона об однополых браках. Закон вызвал небывалую мобилизацию групп гражданского общества и правых сил, от неонацистов и радикальных католиков до сторонников Саркози, и способствовал росту рейтинга ряда правых политиков. Наиболее спорная часть законопроекта, о возможности усыновления однополыми союзами детей, скорее всего, будет отклонена Конституционным Советом. Он состоит из 9 судей, назначенных в его состав еще президентом Саркози и предыдущим консервативным Национальным собранием, также в его состав пожизненно входят 3 бывших президента-консерватора - Жискар д’Эстен, Ширак и Саркози. Что же касается однополых браков, вряд ли этот вопрос будет собирать такие массовые демонстрации уже через несколько месяцев.

В тоже время не выполнены обещания о налоге на высокие доходы, признанном конфискационным (возможно речь пойдет о налоге в 66% вместо 75%), предоставлении права голоса на местных выборах иммигрантам и разрешении эвтаназии, от последних Олланд скорее всего отказался навсегда. Хотя вовсе не они составляют головную боль французского президента. Вслед за безработицей самая актуальная проблема-конкурентоспособность французской экономики, теряющей производственный сектор и науку. Эта тема будет одной из самых острых в следующие годы президентства Олланда. Представленный в интересах предпринимательской ассоциации MEDEF «доклад Галлуа» в этой сфере вызвал ожесточенную критику левых.

В целом правые СМИ называют год администрации Олланда провалом, а леволиберальные призывают подождать. Речь ведь идет не о правительстве революционеров, а о правительстве диалога с хозяевами крупного бизнеса.

Цифры не лгут, но лжецы обожают цифры

Марин Ле Пен
Фото: EPA/UPG
Марин Ле Пен

Скромные достижения правительства привели к тому, что многие французы утратили доверие к президенту, свидетельствуют результаты опроса BVA от 26-го апреля. 73% недовольны деятельностью Олланда, и лишь 24% ею удовлетворены. Среди тех, кто придерживается левых взглядов, довольных работой Олланда осталось 53%, из них среди сторонников Соцпартии-62%, зеленых-51%, Левого Фронта-28%. Недовольны деятельностью Олланда 98% сторонников партии «Союз за народное движение» экс-президента Николя Саркози, 93% сторонников ультраправого «Национального фронта», 71% сторонников либерального «Демократического движения» , 84% французов, не являющихся сторонниками каких-либо политических партий, 74% молодых французов в возрасте 18-34 лет, по 75% французов с наиболее низким и с наиболее высоким доходом.

Если бы выборы прошли сейчас, согласно опросу BVA от 3 мая, во второй туре выборов оказались Николя Саркози и лидер ультраправых Марин Ле Пен. За Николя Саркози готовы проголосовать 29%, за Марин Ле Пен-24 %, за Франсуа Олланда-20%, за лидера «Левого фронта» Жан-Люка Меланшона-11 %. Только 69% голосовавших за Франсуа Олланда в первом туре в 2012 году будут голосовать за него снова. Еще плачевнее выглядят для действующего президента опрос CSA от 28 апреля - за него готовы отдать голоса лишь 19% французов, в то время как за Марин Ле Пен готовы проголосовать 23%, а 34% -за экс-президента Николя Саркози. Последний, в случае решения вопросов с правосудием и внутренних конфликтов в партии, во 2 туре уверенно победит и Олланда с 61% и Марин Ле Пен с 67% голосов.

Опросы также свидетельствуют о том, что Николя Саркози и Франсуа Олланд, являются наименее популярными президентами V республики (существующей с 1958 года) и вызывают резкое неприятие соответственно левых и правых, усиливается политическая поляризация.

Симпатизирующие Саркози издания, такие как «Le Figaro», принадлежащее авиамагнату Сержу Дассо (его состояние оценивается в 9.4 млрд.дол), и «Les Valeurs Actuelles», принадлежащее владельцу фармацевтических компаний Пьеру Фабру(с состоянием в 800 млн.дол), намекают на то, что от Олланда отвернулись все. Президенту уже дали кличку «Месьё Слабак». Не берется во внимание тот факт, что доверие к Саркози за год его правления (в мае 2008 г.) упало с 63 до 32%, в то время как экономический кризис еще не начался. Также Жак Ширак (консерватор, голосовавший в 2012 году за социалиста Олланда) не оставлял Саркози такого тяжелого наследия, как он – Олланду. Общий вывод, который можно сделать из статей в этих СМИ, главным героем которых неизменно является Олланд, – нынешний президент очень неудобный для их владельцев. И в этом его отличие от Саркози.

Бунтари 1968-го

Жан-Люк Меланшон
Фото: EPA/UPG
Жан-Люк Меланшон

Тем временем, растет левая оппозиция президенту. «Главный поставщик голосов правым и ультраправым находится в Елисейском дворце. 5 мая мы проводим демонстрацию против власти финансового мира и против политики экономии. Это значит - дать возможность дышать тем, кто трудится, кто производит, кто имеет работу, чтобы те, кто ее не имеет, ее нашли. Это значит встать на смертный бой против финансового мира, который является раковой опухолью экономики» - цитирует «Le Parisien» лидера «Левого фронта» Жан-Люка Меланшона.

Меланшон - сторонник идей французского социалиста Жана Жореса, друг Уго Чавеса. В 17 лет он участвовал в молодежном бунте 1968 года, много лет был членом Соцпартии. С началом экономического кризиса в 2008 г. Меланшон покинул Соцпартию, раздираемую борьбой за лидерство, чтобы объединить всех недовольных политикой финансового капитала, которая привела к экономическому кризису. У Меланшона достаточно харизмы, а его определения оппонентов быстро цепляются на язык рядовых французов, например, «полудурковатая мышь летучая»(о лидере ультраправых Марин Ле Пен),«капитан велосипеда» (о Франсуа Олланде), «подлец»(о министре бюджета Жероме Каюзаке). За это, правда, многие его и недолюбливают.

«Левый фронт», зеленые и троцкисты сделали все возможное в 2012 г., чтобы Николя Саркози проиграл, и отдали Олланду во 2 туре выборов 5,5 из 8 млн. голосов, дополнительно полученных им. Казалось бы президент должен учитывать пожелания такой массовой группы своих избирателей, но пока этого не происходит. Теперь Меланшон предлагает Олланду формирование коалиционного правительства всех левых и свою кандидатуру в качестве премьер-министра. Конечно же, Олланд такое предложение не одобрит. В этих условиях, считает политолог Паскаль Перино: «Идея правительства национального единства подобна мифу о Лох-Несском чудовище. Можно было бы работать с технократами… Но леворадикалы становятся все более агрессивными, зеленые все больше взволнованными. Есть конечно либерал Франсуа Байру, но обращение к нему создаст кризис нервов среди левых».

5 мая Меланшону и его соратникам удалось собрать до 50 тысяч французов на марш за VI республику на площади Бастилии в Париже. Их достижения - объединение в «Левый фронт» 8 ранее враждовавших левых партий - могут увеличиться. Меланшон остановился всего в шаге от создания красно-зеленой коалиции, включающей все левые и леволиберальные партии - на акцию удалось привлечь даже лидера зеленых, которые входят в правительство, Эву Жоли, и одного из лидеров троцкистов – Оливье Безансно. Все они считают, что V республика исчерпал себя и должна быть заменена парламентской республикой с пропорциональной системой выборов, а новая Конституция должна быть принята на референдуме. Из-за мажоритарной системы выборов, левые и НацФронт, набравшие больше 10% голосов, почти не представлены в парламенте ( во 2 туре побеждают сторонники либо социалистов, либо партии Саркози, между которыми и распределяются голоса радикалов).

Меланшон и его сторонники - евроскептики, но они не призывают к выходу из ЕС, а выступают за иную модель европейской интеграции, которая служила бы «социальным и демократическим потребностям» европейцев, а не интересам финансовых структур. «Европейский Союз больше не является решением проблем, поскольку неолиберализм сделал коррумпированными его институции, и делает невозможным достижение необходимых для ЕС изменений, а вся власть принадлежит нелегитимным технократам» -говорит лидер «Левого фронта». ЕС нужно изменить, реформировав европейский Центробанк и приняв на референдумах новый европейский договор. Он также считает ненужным более реликт Холодной войны – НАТО - и выступает за выход Франции из этой структуры. Над проектом новой Европы Меланшон уже работает с союзниками из Левой партии Германии (Die Linke).

Жан-Люк Меланшон претендует на лидерство среди французских левых
Жан-Люк Меланшон претендует на лидерство среди французских левых

Среди требований «Левого фронта»: установление минимальной зарплаты не меньше 60% от уровня средней во всех странах ЕС, 1700 евро как минимальной зарплаты во Франции (сейчас она составляет 1425 евро) и 36 тыс. евро-как максимальной (введение политики ограничения зарплат топ-менеджеров - разница между минимальной и максимальной должна составлять не более 1 к 20); создание моделей экологического планирования и зеленой экономики; национализация энергетического сектора - компаний Électricité de France, Gaz de France и Areva, создание национальной компании водоснабжения; направление 1% ВВП на культуру, удвоение госрасходов на науку, создание тысяч рабочих мест в образовании и общественном транспорте.

В соответствии с взглядами сторонников Левого фронта, только бизнес, который платит зарплаты выше стандартных, проводит полноценное обучение рабочих, создает рабочие места - должен получать налоговые льготы и помощь государства, последнее также должно отдавать приоритет производственным секторам. Поэтому ни о какой рекапитализации банков не может быть и речи, более того есть смысл в национализации банковского сектора. Такова программа экосоциалистов в общих чертах.

Рост разногласий между Олландом и леворадикалами провоцируют обвинения последних в расколе левого лагеря. Против углубляющейся критики Соцпартии со стороны Меланшона выступил и его соратник, Марк Доле: «Я не верю в тезис о двух непримиримых левых силах. Если социал-демократия рухнет, я боюсь, это будет подарком для ультраправых».

Действительно, согласно опросам от раскола левых выиграют Саркози и семья Ле Пен. Как говорит французский историк Лоран Жофрен: «единственное, что может помешать этому, кроме возрождения экономики, то, что зная такие результаты опросов, все левые силы объединяться вокруг единого левого кандидата, чтобы избежать катастрофы, подобной той, что произошла в 2002 году»

В то же время претензии леворадикалов аргументированы и касаются результатов социального диалога правительства с крупным бизнесом, сокращениям на Arcelor Mittal и Renault, неудачи Олланда в борьбе с «врагом, у которого нет лица» -финансовым капиталом, о чем тот говорил перед выборами. Как сказал один из представителей Левого Фронта Франсуа Делапьер: «Договоры по конкурентоспособности и занятости проходят в духе Саркози. Все это мне кажется ужасным. Это возвращает на политическую сцену персонажа, который сделал много плохого для нашей страны. Рейтинг Саркози растет, потому что Олланд готовит ему дорогу.»

Резко реагирует на критику леворадикальных сил и сам президент. В интервью «Paris Match» он заявил: «Меланшон никогда не был частью большинства. Он не должен симулировать удивление нашей политикой сегодня, если он успел ее разоблачить заранее во время избирательной кампании. Сегодня борьба с безработицей, восстановлением производства, местом Франции в процессах глобализации являются вопросами, которые выходят за рамки расколов.»

Нет единства и в правящей партии. «Я был поражен, что договоренности по занятости не были поддержаны 40 депутатами-социалистами. Это показывает, что часть левых чувствует себя преданной из-за несостоявшихся изменений» -говорит политолог Паскаль Перино. В Соцпартии всегда были разные фракции, в ней могли одновременно состоять и директор МВФ Доминик Стросс-Канн и антиглобалист Меланшон.

К левому крылу Соцпартии относят самых популярных министров правительства, одновременно самых ненавистных для сторонников правых взглядов. Это Кристиан Табира, министр юстиции, добившаяся принятия закона об однополых браках, Арно Монтебур, министра восстановления производства, требовавший национализации закрываемого «Арселор Миттал» металлургического завода во Флоранже, Бенуа Амон, выступающий за национализацию банковской системы, министр образования Венсан Пейон, сторонник увеличения рабочих мест в сфере образования, и даже министр иностранных дел Лоран Фабиус-самый богатый член правительства. Все они, кстати, вместе с Меланшоном, сыграли значительную роль в провале голосования по Европейской Конституции в 2005 году.

Впрочем, левое крыло Соцпартии далеко от разрыва с Олландом, хотя бунтарский дух 1968-го, не исключено. воскреснет и среди них. «Сегодняшняя социальная ситуация - результат политики, которую мы никогда бы не увидели при этом правительстве. И леворадикалы не заставляли бы нас платить за ошибки правых.»-считает Бенуа Амон, министр экономики и потребления.

Пределы социального диалога

В определенной степени улучшить положение Олланда могут помочь выборы в Германии в сентябре и выборы в ряде других странах Европы в 2015 г. – станет легче договариваться в рамках европейских институций. В результате провала мер строгой экономии, которые за 5 лет не смогли остановить кризис и восстановить производство, ожидается массовое возвращение социал-демократов к власти в Западной Европе.

В Германии последние опросы свидетельствуют о том, что шансы Ангелы Меркель удержаться при власти падают, из-за деградации союзника по коалиции - Свободной демократической партии и появления правой оппозиции ее политике в виде «Альтернативы для Германии». Здесь может быть сформировано правительство социал-демократов и зеленых при поддержке части его инициатив Левой партией. Первой инициативой, одобренной единодушно, будет отставка канцлера.

Никаких шансов для переизбрания нет у консерваторов в Великобритании, Испании, Португалии в 2015 г., Олланду также легче будет найти общий язык с новым премьер-министром Италии Энрико Летта. Но будущее ЕС сейчас зависит именно от итогов выборов в Германии.

Возможно, уже осенью политику строгой экономии сменят социал-реформистские стратегии социального диалога. В противном случае Франсуа Олланду придется полагаться лишь на ресурсы Франции, жить в постоянном кошмаре атак слева и справа.

В этом случае стратегия «социального диалога» покажет во Франции (и в остальных странах ЕС), насколько она жизнеспособна в переговорах с крупным бизнесом, привыкшим воспринимать государство во время правления Николя Саркози как вспомогательный аппарат для обеспечения исключительно своих интересов, и всю Францию - как свою собственность.

Источник


Tags: Европа, Итоги, Саркози, Теория и практика, Франция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments