КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Манипуляции с использованием визуальных образов. Остров Дураков

Глобальная песочница на острове дураков.


Когда-то дети изображали из себя взрослых, сегодня наоборот: взрослые активно косят под детей. Никто не имеет права стать не то, что старым, об этом и речи нет — даже просто немолодым. Лучше всего оставаться дошкольником, лет эдак 6. Вообще, современные СМИ, общественный дискурс, вся атмосфера общества — ориентированы на шестилеток. Вернее так: на взрослых, сохранивших незамутнённость ума, свойственную дошкольникам. Кто-то из американских режиссёров сказал, что кино в Америке создаётся в расчёте на цветного подростка — его уровень понимания и образ мысли. У нас это, вероятно, соответствует детсадовскому образу мышления и всем его милым особенностям. В чём они состоят? А вот.

Sancta simplicitas — святая простота

Любой разговор, любое рассуждение должно быть простым. Признаются только простые мысли и простые решения. Ничего не должно быть сложного, неоднозначного. Никаких тебе «с одной стороны», «с другой стороны» — это из нудного мира взрослых, который преодолён в ходе поступательного развития современной цивилизации. Все явления делятся на плохие и хорошие. Ну, как в детском саду: зайчик — какой? Хороший. А волк — какой? Плохой. Точно так и у взрослых шестилеток: социализм был плохой, а капитализм — хороший. Сегодня мы ушиблись об капитализм — и он вот-вот станет плохим. Ровно в той же мере, в какой прежде был хорошим. Когда-то любили либерализм и «невидимую руку рынка», а сегодня либерализм — плохой. Плохой — и всё тут.

Что всё хорошее — хорошо не абсолютно, а недостатки — суть продолжение достоинств — всё это слишком сложно и нудно, а потому отвергается. К тому же, сколько-то сложные рассуждения могут навести на мысль о том, что ты чего-то не понимаешь и даже, страх сказать, по своим умственным дарованиям в принципе не способен понять, а это будет недостаточно позитивно. Про позитив поговорим чуть позже, а сейчас — про святую простоту.

Все предлагаемые объяснения всех без изъятья явлений должны быть простыми и одноходовыми. Например, «Живём плохо, потому что Путин», или «Во всём виноваты чиновники», или «А как же по другому-то может быть, когда у нас такая экология?», «Во всех нормальных странах это есть, значит, и нам надо». Соответственно, и меры к исправлению чего-то неудовлетворительного предлагаются строго простые и одноходовые. Например, запретить чиновникам воровать. Или вот: ввести ЕГЭ, чтобы было как за границей. Или что-нибудь во что-нибудь переименовать. Или слить два ненужных по отдельности ВУЗа, чтобы получился один нужный.

Таков способ мышления не властей, не чиновников, не продажных журналюг — вовсе нет. Это способ мышления всех нас, это вообще уровень общественного сознания и общественного обсуждения проблем. Креативные и интеллектуальные мыслят ровно так же, достаточно ознакомиться с материалами, так называемой, оппозиции.

Вообще-то, любовь к простым мыслям была издавна свойственно русской интеллигенции. На это обращали внимание ещё авторы «Вех». Но там было несколько другое. Русская дореволюционная интеллигенция не ценила самоценностной мысли, не уважала чистое философское творчество, поскольку ей казалось, что всё это недостойная роскошь, непозволительная в трудную пору борьбы за освобождение страждущего человечества. Тогда склонность к простым мыслям было проявлением своеобразного интеллигентского аскетизма. Сегодняшняя простота питается из иного источника. Это простота впадения в детство.

Ничего серьёзного сегодня обсуждать нельзя, и ничего нельзя обсуждать серьёзно. (Это разное: обсуждать серьёзное и обсуждать серьёзно). Вдруг получится нудно? Поэтому обо всём нужно говорить весело, желательно приплясывая, качаясь на качелях или едучи в автомобиле, и очень коротко. Американцы установили, что современный телезритель не способен отслеживать развитие какой-то мысли долее трёх минут; дальше он отвлекается. Я часто выступаю перед своими продавцами и подтверждаю: это так. Они, люди старшего поколения и в подавляющем большинстве с высшим образованием, воспринимают только простое и занятно выраженное. Это дети, привыкшие есть только конфеты, ничего другого их желудок не переваривает. Никакие цифры и выкладки, требующие минимального умственного напряжения, не воспринимаются. Происходит отталкивание: чушь, нудьга.

С.Г. Кара-Мурза второе десятилетие разоблачает «манипуляции сознанием», с научной скрупулёзностью разбирая нелепости, которые признаются важными государственными текстами или писаниями авторитетных философов и публицистов. Он постоянно твердит о повреждении логики, о потере количественной меры.

Всё это так, но теперь можно уже говорить не о повреждении, т.е. болезни, а просто о возникновении некоей новой нормы — нормы мышления шестилетнего ребёнка. В этом мышлении нет места количественной мере, в нём нет цифр. Что-то, вроде физики без формул, которую, говорят, уже кое-где начали преподавать, чтобы никого ничем не затруднить и не озаботить. Цифры, если и приводятся, то просто так, для украшения и придания тексту солидности. На них не базируется познание предмета. Любой предмет заранее объявляется «хорошим» или «плохим» — как зайчик и волк.

При отсутствии счётной меры, можно нести любую околесицу — и всё прокатит. Пипл схавает. Например, высшие должностные лица и сам Путин говорили о том, какие успехи достигнуты у нас в сельском хозяйстве. Про урожай 2002 г. сообщалось, что он необычайно высок, выше всех советских показателей. При этом было собрано всего 86 млн. тонн, в то время как в советское время меньше 100 вообще не собирали, а бывало и 127 (в 1978 г.). И это вполне открытая статистика, которая есть и в справочниках, и в Интернете. Каждому она доступна, но отпала привычка и потребность обратиться к цифрам. Все — и высшие, и низшие — оперируют дикарскими понятиями «один, два, много». Ну, в крайнем случае, до пяти по пальцам.

Я уже писала где-то про то, как г-н Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, по «Эху Москвы» патриотически гордился успехами нашего земледелия в либеральную эпоху: в совке зерно закупали, а в наши дни от наступившего изобилия — стали аж вывозить за границу. И невдомёк пожилому учёному господину, что вывозим мы зерно только потому, что истреблён главный его потребитель — скотина. Зерно вывозим, а мясо покупаем. А собираем мы того зерна существенно меньше, чем под гнётом тоталитаризма. И всё это прокатывает, и г-н Ясин продолжает оставаться крупным учёным-экономистом, а возглавляемая им Высшая школа экономики — престижным и желанным учебным заведением.

«Забвенье, и круженье, и движенье»

Мелькание — возможно, главная характеристика современного дискурса. Как шестилетка не может сосредоточиться ни на чём дольше пяти минут, а дальше он отвлекается и забывает, о чём шла речь, точно так и современный человек ни на чём не сосредоточен, думает одновременно обо всём — и ни о чём. Учителям первоклассников или воспитательницам детсадов рекомендуют постоянно менять занятия: пописали — поговорили — порисовали — попрыгали.

Современные СМИ поступают точно так же: они предоставляют клиенту материал для новых впечатлений и одновременно формируют его мышление таким образом, что он испытывает острую потребность в этих мелькающих впечатлениях. Сегодня все бубнят о Химкинсом лесе. Завтра — о пожарах. Отгорели пожары — и выветрились в сознании, как едкая гарь из атмосферы. И нет их. То вдруг педофилы явились на сцену, а потом, может, явятся крокодилы, и о педофилах забудут, словно и не было их сроду.

Вот помните, были такие оборони в погонах. И кто знает, где они? Кто сегодня о них вообще помнит? Кто-то украл миллиард. Или у него украли? Бог весть… Ладно, следующая тема! Не зависать же нам на этой чепухе. Ведь каждый день приходят новые, самые свежие новости. И за всеми нужно поспеть, ничего не пропустить.

Такое мельтешение лучше всякой цензуры способно скрыть любые уродства, манёвры и манипуляции. Не надо ничего намеренно скрывать и замалчивать, сказать можно всё, что угодно. Любое разоблачение будет через пять минут прочно погребено под кучей нового информационного мусора. И опять-таки тут зависимость двусторонняя. С одной стороны, СМИ навязывают публике это мелькание. С другой — сама публика просит и даже требует мелькания, иначе ей скучно. Миллионы испытывают почти физическую потребность в коротких новостях, передаваемых по всем каналам массовой коммуникации. Некоторые даже за рулём, стоя в пробках или на светофоре, ухитряются подчитывать новости с телефона, одновременно вполуха слушая радио. Простое и короткое — вот на что есть запрос, и он сполна удовлетворяется.


Весёлые картинки

Когда-то знаменитый педагог Ушинский развил идею наглядности обучения. Малолетки трудно воспринимают рассуждения, а вот показ, картинка — это им в самый раз. Сегодня человеку постоянно показывают картинку — по любому поводу. Он не имеет нужды усиливаться и что-то там соображать и домысливать — его преследует картинка. Наглядность, так сказать. На его способность к мало-мальски абстрактному мышлению никто не полагается. Положим, по телевизору говорят: «Наступило лето» — тут же летний пейзаж, а то вдруг кто-то забыл, что такое лето.

Помню какую-то передачу о сельском хозяйстве. Ведущий хотел сказать, что в конечной цене хлеба зерно занимает сколько-то процентов, столько-то — мельница, столько-то пекарня, столько-то торговля. Так вот он резал для наглядности буханку на соответствующее количество частей. Таким манером, кажется, Мальвина объясняла Буратино простые дроби — на яблоке. Вот такой нынче умственный возраст взрослой аудитории.

Наличие картинок — настолько острая потребность, что в моей компании есть штатный дизайнер, и она без дела не сидит.

Как-то мне попалась статья художника Андрияки, где тот сетует на падение творческого духа молодых художников, их наблюдательности, воображения. Судя по результатам их, живописцев, художественной деятельности — так оно и есть. Некоторые психологи считают, что появление цветного телевидения и цветной фотографии сильно подорвало воображение людей: им уже ничего не надо воображать и домысливать, всё изначально дано. Вполне допускаю, что это так.

Когда-то книжки с картинками были для детей, а взрослые — считалось — способны и сами представить, что к чему. Чтение — ведь это довольно творческий процесс: человек сам создаёт своё внутреннее «кино». Сегодня все превратились в дошкольников, испытывающих нужду в картинке. Есть сегодня и книжки-картинки. Не для дошкольников — для взрослых. Большим успехом пользовались многотомные книжки-картинки телеведущего Парфёнова по истории СССР. И то сказать, читать там, разбираться, глаза портить. А то ли дело картинка и короткий текст: полистал и порядок.


Сегодняшняя жизнь чрезвычайно напоминает Остров Дураков, описанный Н.Носовым в знаменитом романе «Незнайка на Луне». Кто забыл, речь идёт об острове в океане, куда свозили бездомных коротышек, их там кормили, развлекали, показывали мультики, крутили на каруселях, и они постепенно превращались в баранчиков, которых стригли.
Виртуальный Остров Дураков — это современные СМИ. Наше общество потребления совокупно с цивилизацией досуга и развлечения — это Остров Дураков реальный.

А вот Рудяк Ирина Изяславовна придумала прекрасную метафору современной жизни — «глобальная песочница». Так и есть — весёлая такая детсадовская песочница.


Кто хозяин острова дураков?

Меня давно интересовало: наша песочница возникла сама или она была кем-то спроектирована?

Она, безусловно, базируется на прочном естественном фундаменте. Сказочно-игровой образ мышления — это естественное проявления сознания современного городского дикаря. Такой образ мышления складывается сам по себе, если не насаждать обратного — рационализма и научного склада сознания. Если не культивировать научную картину мира. Такое мышление — это натура, т.е. то, что дано само по себе. Научная картина мира и детерминизм — это культура, т.е. то, что требует насаждения и воспитания. Специального целенаправленного усилия.

Сегодня и школьное (и во многом ВУЗовское) обучение — это калейдоскоп разных прикольных сведений. В результате такого обучения складывается то, что называется «клиповым мышлением». Это яркие стёклышки дикаря: поднял — повертел — бросил — поднял следующее. Общий подход — никого не затруднить и не обременить. Ничего не надо запоминать: потребуется — посмотришь в Яндексе. Не надо знать законы природы — это нудьга. А потребуется — ну, кому потребуется, тот и узнает.

Когда Мичурин выводил свои новые сорта, он брал крепкий, жизнестойкий дичок и прививал к нему нечто изысканное. В основе современного образа мышления лежит тоже крепкий дичок — это умственная «натура» городского простого человека.

На этот дичок прививается… — что прививается? Высокая культура? Конечно, нет! Прививается махровая разновидность того, что уже есть в голове современного дикаря. Вроде как бывает ромашка дикая, маленькая, а бывает садовая, махровая, здоровенная. Так и тут. Например, простые люди обожают сплетни о чужой жизни. Сплетни были всегда — на сельских завалинках, на коммунальных кухнях, в гарнизонных поселениях. Но всё-таки прежде сплетничать считалось как-то не совсем хорошо, это делали, но оглядчиво.

Поп-культура вырастила на этой естественной склонности целую индустрию — истории из жизни звёзд, транслируемые по всем каналам массовых коммуникаций. Некоторые специализируются на трэш-историях: про педофилов, бомжей, «ранее судимых и нигде не работающих». Эти истории имеют огромное хождение и неизменный успех. Трэш-истории хороши тем, что на их фоне серая жизнь маленького человека начинает казаться ему феерически прекрасной. Истории о звёздах и обитателях дна дают простому человеку очень много. Он, с одной стороны, приобщён к высшему свету — через звёзд, и, с другой, имеет приятный контраст с собственной жизнью в лице бомжей и наркоманов.

Голова простого человека до краёв заполнена историями из быта звёзд, разного рода известиями о личной жизни известных людей. Они думают об этом, перемывают в своём сознании косточки героям глянца и гламура. Вспомнилось забавное. Семья топ-менеджеров международной компании взяла няньку для своего мальчика. Няньку отбирали придирчиво: чтобы непременно с педагогическим образованием, с опытом работы в начальной школе. Наконец нашли.

Я познакомилась с этой нянькой на берегу нашего лесного озера, где резвились наши дети. Она сидела со стопкой цветных журналов и прилежно их читала. Иногда она даже от усердия морщила лоб или, прервав чтение, запрокидывала голову и шевелила губами, как делает человек, желающий что-то запомнить. Это были истории из жизни звёзд. Я поинтересовалась: интересно? «Очень интересно, — был ответ. — Это единственный толковый журнал, остальные чепуху несут. Ведь, вообразите, раньше писали, что у певца Х было шесть жён, а на самом-то деле — всего четыре, да и то на первой он женился из-за московской прописки, а третья от него ушла сразу после свадьбы — представляете?»

Вот этим наполнена голова опытного педагога, отобранного в результате придирчивого кастинга.

Дикарь не знает о существовании законов природы. Чтобы вышло как хочется, с его точки зрения, надо провести какие-то ритуальные действия. Древний дикарь молился своим божествам, приносил жертвы, практиковал ритуальные пляски. Современный — предпочитает побузить как-то. Или выйти на улицу и потребовать. Что потребовать? Чаще всего — положить конец безобразиям. Это тоже своего рода ритуальная пляска. Оба они равным образом далеки от понимания того, как устроена та действительность, в которой они живут и на которую пытаются как-то воздействовать. Никого не интересует, как это устроено, можно ли что-то сделать и какую цену за это надо заплатить. Такие рассуждения — это вообще нудьга, она никому не интересна.

При этом маленькому человеку внушается, что он — важный и главный. Он непрерывно подвергается опросам, истина постепенно заменяется результатами он-лайн голосования. Любопытно, что простой человек имеет суждение по любому поводу: он кому-то там доверяет, кому-то не доверяет, высказывается по самым разным вопросам, в том числе и о том, о чём в процессе опроса только что узнал.

Как и полагается дикарю, современный человек постоянно приплясывает, что-то такое выкрикивает, выражает свои эмоции. Он прямо-таки летит по воздуху, как это стало принято на рекламных картинках. Помню, как-то показали по телевизору съезд Демократической партии США. Как же это похоже на тусовку сетевого маркетинга — просто один в один: воздушные шарики, выкрики, приплясывания. Это тренд современной жизни, это та самая глобальная песочница.

Так вот кому и зачем она нужна?

Глобальная песочница нужна современному капитализму. Нужна, чтобы впаривать монбланы никому не нужной чепухи, которую необходимо производить и сбывать, чтобы не остановились колёса глобальной экономики. Средний человек просто обязан непрерывно хотеть чего-то новенького, прикольненького, ярконького, звучненького.

Песочница нужна не только экономике. Она нужна современной политике. Нужна, чтобы за ширмой народного волеизъявления сильные и хитрые могли невозбранно обделывать свои делишки. Это вы, вы, всё понимающие носители государственного суверенитета, своим голосованием выбираете «менеджеров» для управления вами. Что-то не так? Ну тогда нужно побузить на площади с привлечением звёзд шоу-бизнеса. Побузили — разошлись. Чего именно они хотят? Как это выглядит? Обитатели песочницы не задаются такими вопросами, они их даже не задают. Это не их способ мышления. И прекрасно! Хитрым и властным именно это и требуется.

Самое лучшее, надёжное решение для современных хозяев жизни — это воспитать умственных шестилеток. Весёленьких таких, позитивных дошколят. Недаром герой современной рекламы — оптимистический дебил.
Он — герой нашего времени, как когда-то был Павка Корчагин или Робинзон Крузо. Он радостно лыбится стоматологической улыбкой и говорит: «Гы-ы-ы!». Этим он и ценен.
За это и любим хозяевами Острова Дураков.


Текст сокращен, полностью выложен здесь
Автор Татьяна Воеводина

Tags: Капитализм, Манипуляции сознанием, Политтехнологии, Психология
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments