КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

О чем молчит Amazon

АМАЗОН.jpgВ мире корпораций никто не может сравниться с американскими IТ-гигантами. В чем же секрет их восхождения на вершину мировой корпоративной пирамиды?
Всего пятнадцать лет назад окружающий мир был другим, даже смартфоны в их современной реинкарнации еще не существовали. В те далекие времена Facebook был только что основан, а рыночная стоимость ExxonMobil в десять раз превосходила Apple. Среди лидеров рынка находился лишь Microsoft, разбавлявший собой эксклюзивный список нефтяных гигантов.

И вот, не успело смениться поколение, как «новой нефтью» стали данные — те самые, которые пользователи сами, практически добровольно и бесплатно в изобилии поставляют интернет-компаниям, мессенджерам и социальным сетям. И теперь уже Saudi Aramco сиротливо смотрится в окружении Apple, Amazon, Facebook и Alibaba с Tencent среди лидеров Wall Street. И пусть даже рыночная капитализация после IPO в декабре 2019 года вознесла саудитов на второе место в мировой табели о рангах с показателем около 2 трлн долл., с тех пор эта цифра лишь уменьшается, тогда как акции техногигантов растут.

История феноменального успеха GAFAM (Google, Apple, Facebook, Amazon, Microsoft) изобилует множеством интересных подробностей. Именно об этих компаниях следует говорить в первую очередь, если есть желание понять роль технокорпораций в формировании глобальной экономики будущего. При всем уважении к китайским компаниям, их случай стоит рассматривать отдельно. Сегодня суммарная рыночная капитализации десяти крупнейших IТ-компаний КНР меньше 800 млрд долл. — то есть после 30% падения их котировок с февраля не дотягивает даже до одного Facebook.

Следует отметить, что успех GAFAM не является ситуационным или, как это преподносят некоторые эксперты, «ковидным». Рыночная капитализация, как и доходы всей пятерки, практически непрерывно растет последние десять лет, увеличившись у кого-то в четыре (Google), а у кого-то и в тринадцать раз (Amazon). Для сравнения, Tesla, которая тоже у всех на слуху, совершила рывок в высшую лигу только в 2020 году. Каждую минуту Amazon, к примеру, зарабатывает около 840 тыс. долл., Apple — 690 тыс., Facebook — 200 тыс. Ориентированная на массового потребителя Tesla — около 80 тыс., а популярный Netflix — всего 55 тыс. долл. Эти примеры должны были бы убедить отечественных инвесторов в том, что значительно выгоднее создавать «платформы», чем лоббировать тарифы на электроэнергию или грузовые перевозки, но, увы, этого пока не произошло.

Безусловно, в основе успеха GAFAM лежит и визионерство их основателей и лидеров, и интересные корпоративные решения и, конечно же, понимание глобальных тенденций, которые сегодня приобрели характер новой нормальности. Все это отлично работало на этапе становления, формирования клиентской базы, IPO, и так до тех пор, пока не всплыли удивительные вещи. Невзирая на все антимонопольные акты и регуляторные механизмы, вдруг обнаружилось, что лидеры рынка без труда опережают по росту доходов любых возможных конкурентов минимум на 30%. И осуществляется это путем прямой покупки компаний, претендующих на свою долю рынка. Самый ходовой пример — это формирование олигополии Facebook—WhatsUp—Instagram.

По данным авторитетных экспертов, только за последние пять лет было зарегистрировано слияний и поглощений среди ведущих IТ-компаний на 20 трлн долл. Казалось бы — это нормальная практика капитализма, частный бизнес действует по законам рынка. Однако вот какая возникла проблема. Одновременно с ростом слияний и поглощений очень четко стала прослеживаться тенденция на снижение инвестиций компаний-поглотителей в исследования и разработки, что привело к снижению конкуренции. Зачем инвестировать в разработки (а это всегда связано с долей риска), когда можно получить глоток кислорода поглотив другой сервис и его клиентскую базу? Во времена обострения противостояния с Китаем проблема олигополий очень остро проявилась в том, что именно КНР оказалась мировым лидером в технологиях 5G и даже 6G, а не США или Япония. Никого не удивляет, что вызов американским IТ-компаниям смогли бросить лишь китайцы, отгороженные «великим китайским файерволом»?

Можно объяснить, почему в число мировых лидеров по объемам прибыли входят Apple или Microsoft: они производят продукцию, которая нужна миллиардам потребителей (и в Китае тоже), но Alphabet или Facebook? Как отметил профессор университета Осаки Кохей Сайто в книге «Капитал в Антропоцене», структура организации бизнеса таких компаний-платформеров чрезвычайно любопытна: пользователи становятся как бы их сотрудниками, добровольно и безвозмездно поставляя алгоритмам Google и Facebook информацию о себе. Кто из имеющих страницу в FB, почту в Gmail или Android в смартфоне когда-либо прочитал пользовательское соглашение или политику использования данных? Когда FB честно предупреждает, что собирает о пользователе информацию, есть ли у желающего открыть аккаунт опция «обсудить условия» и, возможно, изменить их? Хочешь быть частью почти трехмиллиардной вселенной Фейсбука — принимай правила игры. Таким образом коллективное безволие многих порождает прибыль для нескольких.

И если бы дело было только в прибыли. Столько, сколько знают о своих клиентах техногиганты, не знает больше никто. Едва ли не каждый внимательный пользователь замечал, что стоит даже по айфону назвать некую страну или отель, как вдруг в Фейсбуке ему начинают присылать информацию именно об этой стране или об отелях того же города. Поиск в Google неизменно заканчивается появлением таргетированной рекламы. Но это еще не беда, не хочешь — не смотри и не покупай. Политическое влияние, которое происходит из знаний о привычках и пристрастиях огромных масс людей, легко классифицируемых по возрасту, полу, профессиям, странам, городам, образованию, путешествиям и так далее, граничит с деятельностью, никак не совместимой с «уставными» отношениями между корпорациями и государством. Когда алгоритмы «платформеров» используются в целях влияния на выборы, это создает опасность для государства, которое до этого момента всячески продвигало корпоративные интересы этих самых «платформеров».

Когда государство продвигает интересы частных компаний, особенно за рубежом, какую именно цель оно преследует? В чем интерес министерств и ведомств отстаивать интересы IТ-корпораций, если, к примеру, их собираются штрафовать или ограничивать их деятельность где-то за границей? Многие будут удивлены, сколь часто дискуссии на эту тему становятся предметом разговоров тет-а-тет лидеров государств, которые, вроде бы, должны обсуждать глобальные проблемы внешней политики, а не требования национальных регуляторов к «иностранцам». Почему поднимаются проблемы одних компаний, а не других? И вовсе не обязательно речь идет о коррупции, просто есть компании, которые больше, чем бизнес, и их присутствие в другой стране, количество рабочих мест, которые они создают, налоги, которые платят местные представительства, — все это инструменты влияния, да и вопросы престижа нельзя сбрасывать со счетов. Apple имеет 50 магазинов в КНР, и тот, кто их видел, понимает, что они лучше любой рекламы служат витриной американизма, даже если там нет портретов американских лидеров и флагов США.

Разумеется, развитие бизнеса — в интересах государства, и совершенно чудесно, если этот бизнес становится транснациональным. Потому что для государств плохо, когда они зависят от других, и очень хорошо, если другие зависят от них. Facebook вполне способен влиять на умы части населения других стран, и государствам грех этим не воспользоваться даже через легальные механизмы платной рекламы, не говоря уже о ботофермах и армиях троллей. Ведь это лишь недавно в Facebook появился некий «высший суд», частично независимый наблюдательный совет, призванный обсуждать спорные решения модераторов, особенно по блокировке аккаунтов. А ведь до этого Марк Цукерберг яростно сопротивлялся подобной политике. Не удивительно, что в США стали всерьез обсуждать разделение бизнеса Apple, Facebook, Amazon и Google под предлогом защиты прав конфиденциальности, устранения недобросовестной конкуренции и прочих нехороших практик лидеров рынка. К инициативе США присоединились даже европейцы, в последнее время во всем несогласные с американцами. На самом деле следует думать, что причина в другом — капитализация GAFAM превышает суммарный ВВП 16 из 20 стран «большой двадцатки». Не всем это нравится. Компании пытаются отстаивать свою независимость, апеллируя к самому чувствительному месту государств — налогам, которые эти корпорации платят. Или нет.

Британская организация Fair Tax Mark, сертифицирующая бизнесы с точки зрения их налогового поведения, заявила в декабре 2019 года, что ведущие IТ-компании США за десять лет недоплатили около 100 млрд долл. налогов, причем большая часть этой суммы сгенерирована за границами США. Среди антилидеров, умудрившихся заплатить налогов всего 10,2% вместо 35%, оказался Facebook. В том же списке — Google, Netflix и даже Microsoft. О своей категорической приверженности интересам США и делу уплаты налогов в специальном обращении заявил Apple. Промолчал только номер первый — Amazon.

Начиная с 2016 года, крупнейший мировой ритейлер заплатил федеральному правительству в виде налогов ноль долларов. Более того, он получал какие-то возвраты после совершенных сделок (в 2018 году 129 млн долл.). В 2019 году ему выставили счет на смехотворную сумму в 169 млн при прибыли в десятки миллиардов. Трудно понять, заплатил Джеф Безос что-то или нет, поскольку дальше в дело вступили юристы.
А в такой ситуации лучше хранить молчание. Государство для корпораций — сложный партнер.

Автор

Сергей Корсунский
Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Японии
Оригинал публикации здесь
Tags: amazon, Глобализация, Глобальные проблемы, США, ТНК, Технологии, Экономика
Subscribe

Posts from This Journal “Глобализация” Tag

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments