КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Реальные средства защиты интересов граждан лежат за пределами парламента

  Главной задачей любой партии должно быть не попадание в парламент, а изменение общественного строя. Такой тезис, пока ещё "фриковский" в размеренной политической жизни Украины, прозвучал на декабрьском заседании читательского клуба газеты "Товарищ", которая издаётся Социалистической партией.

Revizor.ua попросил автора этого тезиса политолога-марксиста, члена СПУ -  Игоря Панюту растолковать его.

Игорь Панюта: – Партия только тогда может называться партией, когда является рабочим инструментом определённой широкой социальной группы, класса. Задача любой социальной группы – господство в отношениях собственности. В широком смысле понятия "власть" и "собственность" – синонимы.

Взять власть – это не значит победить на выборах, это значить изменить отношения собственности.

Партия по определению не может "прийти к власти". Это удел классов или социальных групп. Партия может "победить на выборах", "сформировать фракцию", "добиться парламентского большинства", "уйти в оппозицию".

Изменив социально-политический строй (не путать со сменой социально-экономической формации) даже в рамках капиталистической формации можно будет провести кардинальное перераспределение отношений собственности пусть и внутри класса буржуазии.
Перераспределение будет происходить от наиболее реакционных, неадекватных в социально-экономической политике слоёв буржуазии к более вменяемым слоям. Эту работу проводят национально-демократические и народно-демократические буржуазные революции. На эту дорогу встала Украина в период майданов. Но по ряду причин "оранжевая" буржуазия предпочла сделать аборт "оранжевой революции". Тем самым создала предпосылки для новой, более радикальной революции.

Соцпартия была единственным последовательным, но очень слабым двигателем тех преобразований. Её парламентские успехи, поражения и были связаны с развитием данного процесса (а не наоборот).

Revizor.ua: – Как быть с контртезисом – что только имея власть, будучи представленными в парламенте можно что-либо изменить?

Игорь Панюта: – Такого не было никогда ни в одной стране мира. В том смысле, что можно благодаря какому-то стечению обстоятельств избирательного процесса получить фракцию в парламенте, но не имея массовой непарламентской поддержки любые попытки кардинальных перемен приведут к свержению данной фракции реальными экономическими хозяевами страны. А массовую непарламентскую поддержку могут дать те силы, которые и так вмешиваются в отношения собственности непарламентским путём. Они могут нуждаться только в законодательном закреплении тех процессов, которые и так проводят.

Там, где эту закономерность не выдерживали до конца, всё заканчивалось кровавой реакцией, – например, в Чили, в 1973-м. Но даже при Пиночете ряд завоеваний времён Сальвадора Альенде реакция не решилась ликвидировать. Там где даже не начинали строить такое взаимодействие, где надеялись "имея власть" (читай: парламентскую фракцию) на действия "сверху", всё заканчивалось безвредным и бесполезным пшиком (Украина 2005-2007 года).

Revizor.ua: – Как именно должен быть изменён строй?

Игорь Панюта: – Только революционным путём.

Данное утверждение не означает "романтизацию" насилия, проповедь антиконституционных действий и прочие "страшилки", которые дают основания властям поступать жёстко с их сторонниками.

Все радикальные преобразования могут вполне соответствовать существующему законодательству и конституции. Скорее наоборот, есть вероятность, что в безвыходной для себя ситуации сами олигархи и подчинённое им государство попытаются отказаться от соблюдения собственных законов.

 

 

Речь идёт о том, что системные изменения в функционировании экономических и политических правил игры обязательно носят революционный характер, даже если не сопровождаются стрельбой.

Речь идёт о политической революции, то есть о приходе к власти другой части того же класса. Мы не рассматриваем революцию социальную, которая приводит к власти (собственности) новый класс.

Примерами политических революций недавнего времени стали преобразования в Венесуэле, Боливии (произошедшие мирным путем), вооружённым путём – в Никарагуа (1979), в Иране (1978-1979).

В США политические революции (то есть в рамках одной социально-экономической формации) проходили два раза и оба раза – вооружённым путем (обретение независимости и война Севера с Югом). То, что во втором случае был уничтожен рабовладельческий уклад не должно нас смущать. Боролся капитализм с капитализмом. События 2004-2007 годов в Украине не тянут даже на политическую революцию.

О классификациях политических революций и задачах, которые они должны выполнять – нужно говорить отдельно.

Скажу коротко, что нам в Украине "светит" или "национально-демократическая ", или "народно-демократическая" революции. Они различаются по типу классового сдвига власти и "продвинутости" реформ в рамках капитализма в пользу интересов или национальной буржуазии (1-й тип) или блока “пролетариат – мелкая буржуазия” (2-й тип).

Однако развитие национально-демократической революции в условиях позднего зависимого капитализма, кажется мне всё более проблематичным.

Именно потому, что время национальных буржуазий в мире уходит, в Украине она так и не смогла преодолеть собственный инфантилизм, зацикленность на узкоклановых интересах, на бюрократической зависимости, на паразитизме , на "дерибане" бюджета.

Revizor.ua: – Что станет толчком для революции?

Игорь Панюта: – Гадать об этом абсолютно бессмысленное занятие. Толчок может быть самым неожиданным. Маловероятно, что сценарий прошлых политических взрывов повторится. Хотя в качестве дополнительного инструмента разогрева могут сработать факторы фальсификаций на выборах и тому подобное.

Может, основным толчком станут экологические или техногенные потрясения и демонстрация властью полной неспособности их преодолеть.

Можно предположить, что стратегическим фактором "раскрепощения" масс для активного социального творчества (то есть революции) станет как раз не постоянное падение уровня жизни, а наоборот общая стабилизация экономики и имущественного положения среднего класса на достаточно высоком уровне, а затем резкое колебание его вниз вследствие экономических, техногенных кризисов.

Revizor.ua: – Поскольку интервью приходится как раз на то время, когда активно судят Юлию Тимошенко, уместно спросить, а не было ли главной ошибкой госпожи Тимошенко как раз то, что она всегда стремилась в правительство и в парламент, но никогда не стремилась изменить строй?

Игорь Панюта: – Истина "посередине". Она состоит в том, что судят-то её как раз за то, что она замахнулась на нечто больше, чем просто кресло премьера и право паразитировать на бюджете.

Такой тип поведения (путать государственный карман с личным) традиционен в элите украинского государства. Он понятен, привычен и не вызывает раздражения ни у её предшественников, ни у её последователей. В противном случае судить бы пришлось всех премьеров и всех президентов независимой Украины.

"Вина" Тимошенко заключается в том, что лоббируя свои интересы и интересы ничтожного в процентном отношении слоя крупной буржуазии она, в силу определённых обстоятельств обратилась к "сильнодействующим" средствам. Опыт “Криворожстали” планировалось повторить с несколькими сотнями серьёзных предприятий.

Национализация с повторной приватизацией по высокой рыночной цене, вряд ли надолго заткнула бы бюджетные дыры. Хотя, вероятнее всего, команда Юлии Тимошенко думала о ближайшей конъюнктуре и игре в популизм (пособия на рождения детей, выплаты долгов по сберкнижкам и так далее). Однако последствия этого могли быть серьёзными.

Бизнес, получивший в начале 1990-х разгосударствленную собственность "на шару", по своей природе не мог быть эффективным. В этом одна из главных причин стагнации экономики 1990-х годов. Приход новой волны бизнеса, вложившего в собственность реальные деньги неизбежно привёл бы и к оживлению реального производства. Иначе как можно было бы вернуть вложенный капитал?

 

 Примерно так же обстояло с экономическим популизмом, который являлся, с моей точки зрения, очень умеренной и непоследовательной модификацией кейнсианства. Рост покупательной способности среднего класса стимулировал оживление спроса на продукцию отечественного производства, строительства. Но не было политической воли и завоёванных политических рычагов для общей политики всей буржуазной элиты государства, для прорыва на внешние рынки, для нормальной инвестиционной политики в агропромышленном комплексе.

Позитивное развитие ситуации составило бы экономическую суть "национально-демократической" революции, сформировало бы национальную буржуазию.

Не надо путать её с националистической. Речь идёт о буржуазии разных национальностей, понимающей общие собственные стратегические интересы на уровне государственной политики, умеющей координировать действия для завоевания внешних рынков и совместно противостоять интересам трудящихся. Подобная буржуазия в Украине так и не сформировалась. И скорее всего уже не сформируется.

Упомянутые базисные изменения (если бы они стали реальностью) в последствии неизбежно получили бы своё закрепление в надстроечных преобразованиях. Кстати, Юлия Тимошенко тоже говорила о них с популистскими целями. Имеются в виду конституционная и судебная реформы. То, что подобные реформы и не могли быть проведены "сверху", без изменений в социуме, в который раз подтверждает верность "марксистской догмы" о соотношении производительных сил и производственных отношений, "базиса" и "надстройки".

Очень сильно сомневаюсь, что при выработке тактической линии поведения, Юия Тимошенко и её команда руководствовались изложенными выше соображениями. Говорю это для того, чтобы люди, стоящие сейчас в пикетах в её поддержку, не думали, что я пытаюсь представить её "народной заступницей".

В истории такое бывало достаточно часто. Некоторые деятели эксплуататорских классов, предпринимая стихийные и хаотичные шаги для удержания личной власти, случайно накладывали их на объективно созревшие потребности общества. Так рождались восторженно-слезливые мифы о великих "реформаторах-провидцах", стараниями которых осуществлялся прогресс человечества.

Экономическим кругам, которые представляет Юлия Владимировна, интересы простого человека так же глубоко чужды, как и нынешним хозяевам страны. То, что она могла сделать, она сделала бы не для рабочих и крестьян, а для продления процветания крупной буржуазии и себя самой.

Итак, проблема Тимошенко в "смешении жанров": стремясь в парламент и к бюджетной кормушке, она прибегала к набору лозунгов и обещаний, часть которых допустимы только если за ними стоят действия масс.
Но для мобилизации народа они были недостаточны, а для крупной буржуазии – чрезмерны.

Revizor.ua: – Почему для реализации своих идей Вы выбрали именно СПУ? Есть мнение, что время СПУ уже прошло?

Игорь Панюта: – Будем исходить из того, что я считаю себя сторонником марксизма (научного коммунизма).

Так что вопрос о "выборе" не стоял. СПУ была единственной левой партией на развалинах КПСС. Именно в ней я проводил свою общественно-политическую деятельность с момента её основания в 1991 году.

С 1993 по 1999 состоял в КПУ, которая образовалась на основе вышедшей из СПУ большей части кадрового состава партии. В те годы, несмотря на многочисленные противоречия и недостатки, КПУ была более последовательной и левой партией.

С момента радикализации оппозиционных выступлений в конце 1990-х, СПУ успешнее перестроила свою работу на прямые совместные действия с массами. Именно с этим смелым шагом связан взлёт популярности Социалистической партии в последующие несколько лет.

Желание быть непосредственным субъектом исторического процесса (вполне естественное для человека моих взглядов), привело к участию в массовых оппозиционных акциях и восстановлению в СПУ с 1999 года.

Прошло ли время СПУ? Смотря что иметь в виду...

Может ли СПУ реализовать в полном объеме цели и задачи, классического коммунистического движения?
Она и не ставит себе такие задачи. Но она гораздо более последовательно защищала самую широкую демократию для трудящихся. Причём делала это не только на парламентской трибуне, но и вместе с народом на предприятиях, улицах и площадях страны.

То есть даже расходясь с научным коммунизмом в ряде теоретических положений, СПУ косвенно работала на коммунистическую перспективу более последовательно, чем многие другие левые партии. Время СПУ как авангарда коммунистической революции никогда и не приходило. Для этого нужны другие инструменты, условия, силы и средства. Нужна принципиально другая историческая ситуация. Её создать по своему желанию мы не можем...

А вот объективные условия для широкой, радикальной народно-демократической революции зреют прямо на наших глазах. Особенно старается для её вызревания нынешний режим Виктора Януковича, вся правящая государственная и экономическая "элита" государства.

Нужно только учесть уроки наших "майданов", сделать выводы о причинах потери авторитета СПУ в 2007-2011 годах. Иными словами нужно сформировать политический инструмент грядущей революции. Так может быть время СПУ ещё не наступило?

Revizor.ua: – Как вы оцениваете сотрудничество Тягнибока, Батькивщины и Яценюка на выборах в Раду? Ну вот они там договорились не мешать друг другу в округах. Эти силы кажутся разными, но с точки зрения марксизма наверняка одинаковые. Это так или нет?

Игорь Панюта: – В условиях политического кризиса, когда старые методы одурачивания людей перестают работать, казалось бы полярные политические силы всегда начинают кооперировать свои усилия. Впрочем, это не мешает им вновь раскалывать людей по культурным, религиозным, национальным признакам в периоды более благополучные для себя.

Обратимся к истории. "Непримиримые враги" французская и прусская буржуазии организовали между своими народами кровопролитную войну. Поражение Франции в этой войне спровоцировало появление Парижской коммуны – первый опыт установления власти трудящихся (1871 год) Так вот для подавления коммунаров "непримиримые враги" – армии Пруссии и Франции предприняли совместные действия.

Большой "патриот" Украины Симон Петлюра, договорился со своими "исконными врагами" – панской Польшей – о совместном нападении на Советскую Украину.

Известный "патриот" Чечни, лидер сепаратистов Джохар Дудаев, буквально за год до начала военных действий с режимом Бориса Ельцина, посылал ему поздравительную телеграмму по поводу расстрела российского Верховного Совета в 1993 году.

События в Украине пока не приобретают столь трагического характера, но и отечественной буржуазии тоже есть чем похвастаться. По данным ЦВК в 2006 году ряд проходных мест в партийном списке Олега Тягнибока занимали ведущие менеджеры Рината Ахметова – главного финансиста Партии Регионов и "страшного" оппонента "Свободы".

Именно депутатский корпус регионалов способствовал организации турне Олега Тягнибока по городам юга Украины. В Севастополе это даже привело к массовым столкновениям.

Какой вывод можно сделать из всего сказанного? Трудящиеся люди не должны давать дурачить себя проплаченным политтехнологам. Интересы рядовых граждан могут защитить только они сами.

Реальные средства защиты этих интересов лежат за пределами парламента, который в лучшем случае может только закрепить законодательно успех, достигнутый прямыми действиями народа.

Источник


Tags: Выборы, Теория и практика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 1 000 tokens
И вновь обращаюсь к статье из своей книги «Моя бессонница» , под названием «Украина.Язвы»( 9.06.22016г.). Пять лет назад мне казалось , что название статьи слишком уж резкое, а содержание и прогнозы, изложенные в ней, уж очень пугающие. Перечитав статью по прошествии…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments