КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Сергей Осташко: ПОД АНДРЕЕВСКИМ ФЛАГОМ С ДЕВИЗОМ «АВОСЬ». Окончание

Оригинал взят у bumerang777 в Сергей Осташко: ПОД АНДРЕЕВСКИМ ФЛАГОМ С ДЕВИЗОМ «АВОСЬ». Окончание
Оригинал взят у moryakukrainy в Сергей Осташко: ПОД АНДРЕЕВСКИМ ФЛАГОМ С ДЕВИЗОМ «АВОСЬ». Окончание
Рисунок Г.Гармидер: "Старый причал"
Вокруг Европы на велосипеде, на авось
В каюту с человеческим детенышем на руках спустились два парня. Через дверь было видно два видавших виды велосипеда «Старт-шоссе», прислоненные к фок-мачте. Яхта «Авось» явно поворачивалась ко мне новой гранью.
– Ну как, удалось? – спросил Антон.
– Не хочет нас брать, боится чего-то. А говорят, времена изменились.
– А может вон, корреспондент, поможет.
История велосипедистов оказалась такой же сюрреалистической, как и все, связанное с яхтой «Авось».
За полтора года до нашей встречи два украинских хлопчика из Винницы решили поехать в Европу.
Наскоро справив заграничные паспорта – благо дело в постсоветские времена это стало легче – и подремонтировав старенькие велосипеды, они пересекли украинско-польскую границу.

Что послужило официальным основанием пересечения, для меня так и осталось невыясненным. По одной версии – это было приглашение от якобы польских родственников, по другой – купленные в какой-то занюханной турфирме путевки, причем фирма канула в лету еще до внесения полной стоимости уже выданных путевок. Третья версия была связана с неким глобальным велопробегом по местам боевого и трудового бездорожья и разгильдяйства. В подтверждение ее мне демонстрировали полуистертую заметку из газеты «Вечерняя Винница» с фотографиями то ли со старта искомого велопробега, то ли с рейкьявикской встречи Горбачева с Рейганом.

Последнюю, самую секретную версию, мне поведал Миша вечером, уже перед самым отходом судна. Согласно ей, все сказанное ранее – чистая ерунда, а на самом деле они с Андреем (так звали его друга, и это имя я вспомнил точно, в отличие от собственно мишиного) тайно ночью пересекли украинско-болгарскую границу. В эту версию я верю меньше всего, так как, насколько мне известно, Украина если и граничила когда-нибудь с Болгарией, то это было во времена монголо-турецкого ига.


Скорее же всего, все изложенные мне варианты – вымысел, цель которого дезинформация заезжего корреспондента – «иди знай, что он здесь вынюхивает» – и нежелание раскрывать свое «окно» на границе.
Достоверно одно. К моменту встречи с яхтой «Авось» ребята колесили по Европе уже больше года. Я не мог назвать ни одной европейской страны, включая Ватикан и княжество Лихтенштейн, с которой у ребят не были связаны те или иные воспоминания
.


– А как же границы? – спросил я, когда прошло первое удивление и мои журналистские интересы переключились с морского туризма на вело.
– Что границы? Это у нас с этим проблемы, а здесь,… – сам того не заметив, Андрей, говоря о Европе, использовал наречие не «там», а «здесь». – Подъезжаешь к КПП, когда паспорт предъявишь, когда так тебе махнут: проезжай, мол, не задерживай людей. А кое-где и КПП не было. Стоят себе два столба – и тишина.

– Но, вам же нужно было на что-то жить. И где-то ночевать.
– Палатка у нас всегда с собой. Летом – вообще нет проблем, да и зимы в Европе теплые. А на счет питания и прочего – зарабатывали потихоньку, руки-то у нас тоже всегда с собой.

Оказалось, ребята умеют практически все: стенку оштукатурить – пожалуйста, грядку прополоть – будьте любезны. Осенью в Баварии во время сбора урожая их буквально передавали от фермера к фермеру – пригодился опыт советских колхозов. Были и другие заработки. Миша прекрасно играл на гитаре, а Андрей – в шахматы. Оказалось, что в Центральной Европе очень популярна эта старинная игра, и люди готовы подтверждать свою любовь достаточно солидными ставками.

– Что мне, кандидату в мастера, стоит десяток партий выиграть и одну – вначале проиграть, – делился впечатлениями Андрюша, – а вот Мишка в Барселоне своими переложениями русско-украинских мелодий на испанский манер вообще фурор произвел.
На яхту велосипедисты попали случайно, за два месяца до нашей встречи. В одном из портов северной Франции ребят обокрали, причем так, что кроме документов и велосипедов у них не осталось ничего. Расстроенные, они вышли на набережную и, также как и я, углядели российский флаг, поднялись на яхту. И после получасового чаепития услышали от капитана: «Ребята, хватит вам педали крутить, давайте с нами».

– А что, может и вы дальше – с нами, – неожиданно предложила мне Лера. – Через два дня вернется папа, и мы снимаемся на Палермо. А дальше Кипр, Израиль, Египет. К осени пройдем Суэцкий канал, а там Индийский океан, тепло, тропики.
Честно говоря, более заманчивого предложения я не получал за всю свою жизнь. А что если…

Но тут оказалось, что предложение Валерии носит не только бескорыстный характер.

– Понимаете, два дня назад Андрей звонил в Винницу, и узнал, что заболела мать. Ему нужно срочно домой, денег на билеты нет, а тут ваше судно. Он сегодня ездил к капитану, просился хоть матросом, хоть поваренком, но тот – ни в какую. Так, может быть, вы пересядете на яхту, а он – на ваше место?

И тут у меня в мозгу вдруг начала выстраиваться сумасшедшая, но вполне реальная логическая цепочка. «Круиз – не в счет, это командировка. Отпуск за этот год у меня не использован, и он как раз в августе. С отделом кадров я договорюсь, с редактором тоже, он за такой материал мне все простит. Если не отпустит надолго, то через месяц-полтора мы будем в Стамбуле, а там – через день «челноки» из Одессы. А что если…»
– Поехали к капитану, – решительно сказал я.


Капитаны двух категорий

Капитаны бывают разные. Одни даже в самые глухие времена застоя не боялись ради дела нарушить закостенелые параграфы советских инструкций и самостоятельно принимали решения, на согласования которых могли уйти недели. Это они прокладывали новые фарватеры, категорически не рекомендованные нашим судам, это они, чтобы уложиться в график, поднимались в тумане без лоцмана по Миссисипи и получали за это звание Ллойдовского капитана.
И именно они, обвешанные кучей выговоров, тем не менее, составляли гордость советского торгового флота. А были другие, для которых параграф превыше всего. Они не открывали новых земель, не попадали в критические ситуации. Их послужной список был кристально чист. Но любили и уважали все почему-то тех, первых.


Капитан теплохода, на котором я плыл, к сожалению, относился ко второй категории. Он прославился тем, что после отмены института помполитов и крушения социалистической системы два года собственноручно составлял «тройки» для увольнения экипажа в иностранном порту.
Я с ним впервые столкнулся за два года до того, во время первого КВН-круиза. Тогда, каким-то чудом узнав, что в команде Джентльменов ОГУ есть корреспондент «Моряка» (на судне и переборки имеют уши), пригласил меня к себе и, даже не угостив чашечкой кофе, два с половиной часа выяснял, какой именно криминал я ищу на его теплоходе.


Андрею явно не повезло. Будь на судне любой другой капитан, с которым мне доводилось плавать, вопрос был бы решен за 10 минут. Здесь же не помогли ни хвалебные слова из прошлых публикаций, ни обещания хвалить и впредь. Даже заверения по телефону начальника отдела кадров ЧМП, что завтра на судне будет официальный факс с согласием на нашу рокировку не смог его поколебать: «А если мы сегодня снимемся, а вы до завтра что-то натворите, отвечать кто будет?» Эта же формулировка – «отвечать кто будет?» и послужила официальным поводом отказа просто взять на борт парня, у которого на родине заболела мать. Только начало фразы было другим, хотя и похожим: «А если вы здесь что-то натворили, и вас разыскивает Интерпол…»

Яхта «Авось» приехала провожать меня всем экипажем. Даже маленький Глеб, прикорнув на плече у мамы, уютно посапывал в унисон нашим «досвиданиям».
И именно тут, у трапа, неожиданно и выяснилось, что наша встреча имеет отношение и к «Юрию Гагарину». Валерия вдруг хлопнула себя по лбу и спросила: «Вот вы из Одессы и говорили, что ходили на яхте. А не знаете ли вы такого капитана – Кириченко?»



– Данилыча? А вы его откуда знаете? Встречались где-то? – спросил я, прикидывая, что когда «Гагарин» (на фото) пришел в Ленинград, остов яхты «Авось» еще покоился на дне Байкала, а в прошлом году Данилыч вообще не выходил дальше Очакова.

– Да нет, мы о нем в книге прочли, судя по всему – наш человек, – и достала из сумки зачитанный до дыр экземпляр нашей со Славой книги «Хождения за два-три моря».                                                                                                                  

Начало здесь


Сергей Осташко, Моряк Украины, № 14 от 15 апреля 2015-го
Предыдущая часть здесь  


Tags: Яхты
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Н.К. Рерих. МЕЧ МУЖЕСТВА. 1912 Материя и время уплотняются. Люди, события, связи между ними словно втягиваются в одну большую воронку и стягиваются в одну точку. Гораздо быстрее наступает воздаяние за наши мысли, слова, дела. Картина мира обретает более четкие, хотя порой пугающие формы и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments