КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

МОРСКИЕ ИСТОРИИ: ПОД АНДРЕЕВСКИМ ФЛАГОМ С ДЕВИЗОМ «АВОСЬ»


Появление корреспондента на судне всегда настораживает. Мнительность капитана обычно раздваивается между вопросами: «Чего ему тут нужно?» и «Кто это под меня копает?» И первые несколько дней рейса экипаж с напряжением присматривается, как бы это сухопутное чудо чего-нибудь не учудило.

Пристальному вниманию подвергаются любые поступки журналиста: «Почему это он на завтрак вышел вовремя, а на обед опоздал на 5 минут?», «Интересно, что это он нащелкал со вспышкой в машинном отделении?», и, наконец, «Чего это он поперся на мостик в 2 часа ночи?»
Лед, как правило, начинает таять после того, как ты во время ежедневного чая читаешь в кают-компании свои первые даже еще не материалы, а пока только впечатления. Они обычно вызывают снисходительные смешки, а также кучу комментариев и советов, которые и означают, что тебя постепенно начали принимать за своего.

Бывают и несколько неожиданные следствия этих коллективных читок. На следующую ночь, после того, как был обнародован «Этюд в навигационных огнях», стармех, или по морской терминологии «дед», старый морской волк, полжизни проплававший в машинном отделении, специально вознесся на мостик, чтобы проверить, насколько все так красиво, как описал «этот корреспондент».
Впрочем, тесный контакт между «мариманами» и прессой на пассажирских судах редкость – слишком короток круизный рейс, слишком часты заходы, и слишком много соблазнов подстерегает прикомандированных корреспондентов в средиземноморских портах и ночных судовых барах.

Круиз в честь 200-летия Одессы

Круиз «Одесса-культура-200», организованный в 1994-ом году в честь 200-летия Одессы, не был исключением из этого правила. И «более углубленное ознакомление с трудом моряков» заменялось общением со 160 деятелями культуры Одессы, находящимися на борту теплохода «Тарас Шевченко» и участием во всевозможных культурологических акциях, выставках, концертах, официальных приемах, которые устраивались в каждом из посещаемых городов. Из репортажей с восторженным описанием красот Афин, Неаполя, Флоренции, Рима, Марселя, Барселоны и других можно было бы составить отдельную книгу, если бы десятки, а то и сотни подобных книг о подобных круизах уже не были составлены, напечатаны и раздарены авторами своим друзьям и знакомым.

Вспомнил же я этот круиз из-за одной неожиданной встречи, которая, как оказалось, имеет отношение к яхте «Юрий Гагарин». На этой яхте под командованием Анатолия Даниловича Кириченко мы с моим другом, тоже капитаном, но уже команды КВН «Джентльмены ОГУ», Славой Пелишенко, прошли от Одессы до Астрахани, а потом описали свои впечатления в книге «Хождение за два-три моря».
К сожалению, репортаж об этой встрече затерялся в архивах газеты «Моряк», а при многочисленных устных пересказах появилось столько новых подробностей, что сегодня уже трудно отделить правду от вымысла. Поэтому заранее приношу извинения у героев моего повествования за возможные искажения фактов, и вольную интерпретацию событий.

Дело было в Марселе

Обозрев окрестности с высоты достопримечательностей и достопримечательности с высоты окрестностей, я возвращался на судно. Путь пролегал через старый порт в центре города – глубоко вдающуюся в сушу лагуну, окруженную со всех сторон впадающими в нее горными ручьями улиц. Очевидно, в память о тех временах, когда в эту лагуну заходили только экологически чистые суда, старый порт был отдан на откуп яхтам. Избитая метафора «лес мачт», как нельзя лучше подходила к открывшейся передо мной картине, вызывая дополнительные ассоциации с затопленными стволами в Цимлянском водохранилище. Только на верхушках цимлянских «мачт» сушились не флаги иностранных государств, а в лучшем случае подштанники местных колумбов.

Вдруг в многоцветье вымпелов и стягов мне увиделось нечто нарушающее стройность шеренги триколоров. И только подойдя поближе, я понял, что «нарушитель спокойствия» – это не подвешенный боком французский флаг, а самый настоящий символ российской государственности.
Русский флаг в Марселе? Мимо этого я пройти не мог, и через две минуты уже стоял перед копией старинной каравеллы, уменьшенной до размеров рыбачьего баркаса.

Богиня с легкомысленным именем Авось?

Примечание: следующий абзац – описание яхты – читатель, не связанный с морем, может смело пропустить, так как он написан исключительно для того, чтобы показать, что автор кое-что смыслит в морской терминологии. Искушенные же мореходы могут с удовольствием прочесть его, чтобы уличить автора, что он смыслит все-таки не все. Итак…

Обрубленная корма с чеканной накладной надписью «Авось», прямоугольные окна кормовой надстройки вместо иллюминаторов, отворяющиеся не по горизонтали, а по вертикали, наподобие старинного орудийного порта, две мачты, раскрепленные пеньковым стоячим такелажем с деревянными юферсами – системой двух блоков, с помощью которого обтягиваются ванты и штаги.

Рангоут на передней мачте – фоке – явно предназначен для прямого парусного вооружения, на задней – бизани (или гроте, так как она выше) – для гафельного: кроме гика, к которому крепится нижняя шкаторина паруса, вверху имеется еще и гафель, для крепления верхней. (Кстати, из-за наличия двух, а не трех мачт, судно правильнее было бы назвать бригантиной, но почему-то у большинства сухопутных читателей высокая кормовая надстройка ассоциируется именно с каравеллой). Бушприт выдается вперед чуть ли не на половину длины судна, а под ним – носовая фигура, очевидно богини Авось, если у древних была богиня с таким легкомысленным именем.


Честно говоря, я до сих пор не знаю, откуда появилось у яхты такое необычное название «Авось». Я даже не помню, спрашивал ли я об этом, или ответ просто выветрился из моей памяти, но сейчас мне почему-то кажется, что здесь не обошлось без знаменитого девиза русских мореходов: «Под российским андреевским флагом с девизом «Авось».
– Эй, на судне, есть кто живой?

В ответ на этот возглас из каюты показалось человеческое существо лет полутора отроду, живо вызвавшее в памяти образ, созданный незабвенным Киплингом. Единственное различие состояло в том, что волки, воспитавшие средиземноморского Маугли, были, скорее всего, морскими. По цвету кожи чадо вполне могло бы сойти за потомка каких-нибудь мавританских пиратов, и только выгоревшая добела всклокоченная пакля волос и нос картошкой выдавали явно славянское происхождение.

В мгновенье ока дите на четвереньках добралось до борта, вскарабкалось по вантам, обозрело окрестности и, не удовлетворившись внешним видом пришельца, возвестило об этом голосом пароходного гудка:
– Ма-а-ма-а!

Из каюты выглянула миловидная молодая женщина и, увидев меня, улыбнулась:
– Да вы заходите, не бойтесь, он у нас смирный.
Если снаружи яхта напоминала каравеллу, то изнутри она была похожа на шкаф. Красное дерево здесь и не ночевало, хотя мест для ночлега – сделанных из того же шкафа – было предостаточно. Аккуратно застеленная койка во всю ширину кормы, блистающий чистотой штурманский стол, старинные барометр, хронометр и кренометр (так и не удосужился узнать, как называется прибор для измерения крена) мирно сосуществовали с современной рацией и цветным телевизором, служащим одновременно и монитором компьютера. Строгий морской порядок в каюте слегка диссонировал с вольно расположившимися на горизонтальном системном блоке ПК детскими игрушками. Впрочем, и они имели морское происхождение. Одетый в тельняшку причальный кранец с пришитыми усами был, очевидно, хозяином, к которому пришли гости: несколько раковин и морских звезд, поломанный секстан и, почему-то, велосипедный насос.

– Вот поросенок, опять «официальный прием» расставил, – улыбнулась мать. – Нас позавчера пригласил мэр Марселя, и мы его с собой взяли – не с кем было оставить.
На наши голоса откуда-то из недр судна в каюту просунулась чумазая – явно только от мотора – голова.
– Извините что в таком виде, – представилась голова, – Антон.
– Сергей, газета «Моряк».
– Ой, вы моряк, а вы в моторах понимаете? – обрадовалась хозяйка и, спохватившись, тоже представилась, – Валерия.
К сожалению, в моторах я понимал мало. Мое знакомство с ними ограничилось умением включать и выключать тракторный дизель Т-40 на «Юрии Гагарине», причем выключать у меня получалось существенно лучше, чем включать.
– Жалко, – огорчился Антон, – придется ждать Мишу, а то мы бы вас покатали.
– А под парусами нельзя? – затаил дыхание я, боясь спугнуть удачу.
– А как вы из этого ковша под парусами выберетесь? Тут и под мотором-то не очень.

Когда Антон умылся и окончательно спустился в каюту, стало ясно, что он молод. Если его внешность, в общем-то, соответствовала названию яхты, то по возрасту он никоим образом не мог быть убеленным сединами шкипером этого старинного судна.
– Все правильно, – подтвердила хозяйка, – это мой муж, он в экипаже второй год. А капитан – папа, он сейчас в Ленинграде, добывает карты и разрешение на проход Суэцкого канала.

– Значит, яхта построена в Питере, – я, как мне казалось незаметно, приступил к выполнению своих профессиональных обязанностей.
– Да не совсем. Вообще-то, наша «Авось» в своей прошлой жизни была рыболовецким баркасом на Байкале.

Сергей Осташко, moryakukrainy № 7 от 25-го февраля 2015-го

Продолжение следует
Tags: Яхты
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Дорогой читатель, мы живет во время, которое лично мною воспринимается как некий переход, с одного уровня на другой, как переход в другую реальность и другую жизнь. И для того , чтобы более ясно передать свои мысли, хочу обратить ваше внимание в далекое, далекое прошлое. В самые древние…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments