КОМАНДА777 (komanda777) wrote,
КОМАНДА777
komanda777

Украинский "Магеллано", или 3000 миль по секстанту

Украинские моряки ценятся во всем мире своей находчивостью и мастеровитостью. Там, где азиат или европеец сложит руки и вызовет ремонтную бригаду, наш моряк попытается решить ситуацию самостоятельно. Капитан Петр Рыков, обладатель звания «Рыцарь Отчизны» демонстрировал эти качества не раз за свою 40-летнюю морскую деятельность, с честью выходя из всевозможных историй.
В высшую мореходку Петр Рыков поступил сразу после детского интерната.
– А куда еще, – говорит капитан, – десятый ребенок в семье, поддержки не было. А в мореходке и жилье, и питание и профессия. Море кормит всех.







Беседуем под шум ноябрьского бушующего моря, куда выходят окна дома семьи моряка. В этой семье, море – источник жизни для мужа и сила вдохновения для жены, Виктории. 16 ноября супруги отметили рубиновую свадьбу.

Вот сегодня - День рубиновый
И надеюсь я увидеть золотой.
Ты по жизни мой единственный
Вряд ли кто сравнится, кэп, с тобой!





Судьбе было угодно по солнцу и звездам

Встретившись 40 лет назад, они вместе и в радости, и напасти. А приключений у моряка за время работы на судах ЧМП было немало. Возил спецгрузы в Сирию, Ливию, Ирак, Иран, Эфиопию, за что получил статус участника боевых действий. Потом до самого распада пароходства работал на паромах, контейнеровозах, на фидерной линии стал капитаном.
Поработал и под флагом. Один из рейсов едва не стоил жизни.

– Когда мы выходили из порта Харкоурт (Нигерия), направляясь в Шербург с грузом, у нас отказал гирокомпас, – вспоминает капитан. – Началась пыльная буря, экран радара весь засвечен, берегов не видно. Лоцман бросил проводку, сбежал на катер, оставил выход в залив и океан на усмотрение капитана. В предыдущих рейсах я предупреждал руководство компании о возможной поломке навигационной аппаратуры, но они мало реагировали. Мы постоянно ремонтировали компас своими силами. Но пароход был старый, GPS и спутниковой  аппаратуры не было и в помине. Нам предстояло пройти почти 3 тысячи миль на магнитном компасе. Ориентируясь по секстанту, по солнцу и звездам, мы преодолели этот путь и пришли в срок. Французский лоцман, который нас заводил, прибыв на борт, поинтересовался, все ли у нас исправно. Я ответил утвердительно. Гирокомпас подвернули, так держать! Пришвартовались.

А лоцман был старый, уже все на своем веку перевидал. Он подошел ко мне и говорит: «Кэп, вот скажи мне, у тебя же не работает ни гирокомпас и из спутниковой аппаратуры ничего нет. Как ты шел?» Я ему говорю: «Еще у экватора гирокомпас отказал, когда выходили из Нигерии. Так и шли на магнитном компасе да по небесным светилам».
Он посмотрел на меня и спросил: «Ты что, Магеллано?»
После рейса Петр Сергеевич рассказал жене об этом. Реакция супруги была в стихах:

А где-то далеко отсюда не видать.
Бушует океан – ни сесть, не встать.
Качает судно, и такой уж крен,
Что с жизнью хочется проститься насовсем.
А тут еще смещенье груза – лопнул трос.
Уходит груз с разгону под откос,
Не выдержали мачты и скрипят,
Как будто жилы у команды, у ребят.
Попробуй со стихиею сразись,
А судно, как скорлупка – вверх и вниз.
Где берег? Где маяк - ориентир?
Да вывел нас по звездам капитан,
Как много лет назад ходил так Магеллан.

Законы жизни помнил с интерната

Капитану Рыкову судьба отмерила нелегкие морские мили. Особенно к индийскому порту Алан, где суда выбрасывают на берег и  режут на металлолом.
– Мы дождались полной воды, чтобы выбрасывать судно, – рассказывает капитан. – И тут мне звонят из компании судовладельца  и просят потянуть время, потому что не получили за него деньги от индусов. А если судно выбросишь на берег, назад его уже не вернешь. Тут к нам приезжают индусы, почему не ведешь пароход? Я им говорю, что выбрасывать его не буду. Вызвали полицию. А время уже прошло, пароход не выбросишь. Пришел полицейский катер. Один из полицейских был с поломанной рукой в гипсе. Потом мне попытались пришить дело, будто я ему руку сломал. Но все время, когда полиция была на борту, при встрече с ними, я записывал то, что происходило на диктофон. Меня и третьего помощника арестовали. Третьего – за то, что трап не хотел опускать. Нас привезли в городскую тюрьму. Но ее начальник  не захотел нас принимать – мол, нет состава преступления. Тогда нас отправили в старинную английскую тюрьму в каменоломнях, в 150 км от города. Нас держали целый день на жаре, хотели  запугать, сломить. Видя наше состояние, сержант полиции предложил нам взять ключи от полицейской машины, чтобы отдохнуть в прохладе.
– Но я понимал, что это провокация и отказался, – подчеркивает Петр Сергеевич. – Индусы о чем-то говорили между собой. Я не знал их язык.  Но понял, что тот, кто был с гипсом, пытается обвинить меня, что это я его ударил. Но у меня были доказательства – запись на диктофоне. Тогда они решили нас спровоцировать. Меня привели в кабинет. Ко мне вышел человек с винчестером. Он спросил меня: «Что случилось, кэп?»

Я ему говорю: «Меня забрали, я ничего не нарушал». Он бросил мне карабин. Я поставил руки, так, что винчестер ударился о них и упал на пол.
– В ином случае, мне бы приписали, что я завладел оружием, пытаясь скрыться, – объясняет Петр Рыков. –У меня и третьего помощника сняли отпечатки пальцев.

– А вот заковать в кандалы нас у них была проблема. Такого размера для моих рук у них не было, – усмехается  капитан. – Нас хотели поставить в цепь с другими заключенными. Еще с интерната я знал Законы жизни. И понимал, что нужно будет сделать в первую очередь, когда нас спустят в тюрьму. Мы договорились с помощником, что сразу выключим самого активного в цепочке, чтобы стать лидерами. Куда мы, туда и цепь. Но, Слава Богу, этого не пришлось делать. В тюрьму приехал заместитель моего агента с адвокатом. Назначили суд. Адвокат объяснил мне, что будет защищать меня на индусском языке. А в конце меня спросят на английском, согласен ли я со сказанным. И мне нужно ответить: «Да».

– Я так и сделал, – вспоминает капитан. – И после этого судья объявил, что Именем Закона я свободен! Мне и помощнику дали три дня в отеле привести себя в порядок. А затем мы поехали на судно. Судовладелец связался со мной и дал добро на выброску парохода. Деньги он уже получил.

Лоцман тут же: «Ой,  сори кэптан!»

Как раз подходило время полной воды. Однако лоцман к нам не явился. Нам сказали, что он будет командовать с берега. А там пароходы на порезку, как селедки стоят. Ночью ничего не видно. Но я работал в пиратских районах и знал, что предпринять, чтобы отразить атаку – ослепить противника. Свет как раз нам и нужен был. Мы поставили  прожектора, которые применяли при проходе Суэцкого канала. Я сказал помощнику, что буду выполнять  команды лоцмана с берега  до того момента, пока помощник не увидит силуэты пароходов. В этот момент он должен включить прожектор. И вот мы идем. Лоцман командует: «влево-вправо», я выполняю команды. Третий говорит: «Вижу силуэты слева». Лоцман с берега: «Лево 20». Командую включить прожектор. И мы видим перед собой и слева суда. Приказываю рулевому: «Право 20». И мы входим в свободное место. А если бы выполнили команду лоцмана, не успели мы изменить курс и врезались в стоящие суда. Лоцман тут же: «Ой, сори кэптан!»

Как только пароход встал, мы сразу сели  на шлюпки с вещами и отошли от него. Причалили к берегу, нас уже ждал покупатель. «Ну, все», – говорю. – «Будь здоров, мы уехали». А он мне: «Это твой экипаж уехал, а ты у нас остаешься. Я расходы понес за то, что ты пароход вовремя не выбросил. Для тебя только все начинается».

И снова назначается суд. Но нас на слушание не везут. Едет только адвокат. Идет откачка ситуации в другую сторону.  Я прошу агента позвонить судовладельцу. Он присылает за мной машину, чтобы доставить в офис. Я набираю номер телефона, говорю с судовладельцем. Он настаивает, что дело закрыто, меня должны освободить. И  тут я вижу на столе среди бумаг иммиграционную карту на свое имя, которая выдана на одни сутки. Я беру ее. И тут заходит агент. Увидев, что карта у меня, ему ничего не оставалось сделать, как вызвать машину и сопроводить меня в отель за вещами, а затем в аэропорт. Мы уже подходили на регистрацию, как услышали вой полицейской машины. Мой агент вышел навстречу индусам и уладил вопрос.
– Мы с третьим помощником улетели в Бомбей, оттуда в – Гамбург и на Кипр сдавать дела, – выдыхает капитан, завершая рассказ, еще раз прожив эту историю.

В Индию отправили в Алан.
Судно сдай сегодня капитан.
Сдал, как было велено ему,
Но страдать пришлось лишь одному.
Кандалы, застенки и тюрьма
Вот за все расплата и была.

За окном шумит море, вторя рассказам бывалого капитана и стихам морячки Виктории. Сейчас Петр Сергеевич трудится на берегу. Ему, как руководителю морского предприятия, в номинации «Портовая логистика 2012» было присвоено почетное звание «Рыцарь Отчизны» с вручением «Золотого креста», диплома и именной сабли. Так держать, кэптан!

Инна Ищук
moryakukrainy
Tags: Семьи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments